June 25th, 2013

"Члены Верховного суда брали взятки"


Василий Ульрих (в центре) выносил приговоры врагам советской власти до полной утраты чувства партийной ответственности
Фото: РГАКФД/Росинформ / Коммерсантъ



в августе 1948 года, решением Политбюро были отстранены от работы семь членов Верховного суда СССР, включая председателя высшего судебного органа страны и его зама. Как выяснил обозреватель "Власти" Евгений Жирнов, коррупция, в которой обвиняли некоторых из них, в сталинской судебной системе была вполне распространенным явлением.

Collapse )

"Преступная деятельность судебных работников"


За внешней скукой в зале суда неопытный наблюдатель никогда не угадал бы, какие страсти бушуют в его кулуарах



в 1949 году, Политбюро приняло решение судить за взяточничество несколько десятков работников и судей Верховных судов СССР, РСФСР, Мосгорсуда и адвокатов. Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов выяснил подробности абсолютно закрытого и никогда не упоминавшегося в печати дела.

Collapse )

«Предъявлено мне в качестве обвинения было 23 пункта»


«В преступной деятельности принимали участие отдельные народные судьи, члены Московского горсуда, члены Верховного суда РСФСР, члены Верховного суда Союза ССР»

65 лет назад, в 1948 году, в Москве арестовали за взяточничество большую группу работников и руководителей Московского городского суда и Верховных судов РСФСР и СССР. При этом мало кто знал, что подобного результата удалось добиться с помощью одной из фигуранток дела — члена Верховного суда СССР Чурсиной, активно сотрудничавшей со следствием и разоблачавшей своих коллег.

Collapse )

«О преступных действиях, выразившихся в развращении малолетних детей»


Несмотря на жуткие обвинения, Владимир Федоров (второй слева) до следующих выборов оставался депутатом





В 1960 году произошло совершенно неординарное событие — депутата Верховного совета СССР попытались лишить полномочий из-за достоверных, как говорилось в документах, обвинений в педофилии. Казалось бы, ситуация могла иметь только один вариант продолжения. Однако глава высшего советского законодательного органа Леонид Ильич Брежнев нашел совершенно иное решение вопроса.

Collapse )