May 18th, 2014

99 лет русскому танкостроению.

18 мая 1915 года в России была испытана машина «Вездеход», которая считается первым танком в России.


«Вездеход», Александр Пороховщиков (справа)


Collapse )

Юристы Древней Руси.

Древнерусский арбитраж.

Псковская судная грамота, появившаяся в 1467 году, разрешала совершать сделки на малые суммы, до рубля, записав их условия на доске или бересте. Однако правильность такого документа должник мог потом легко оспорить в суде. А настоящий договор писался на дорогом пергаменте и после сложной процедуры оформления отправлялся на хранение в главный собор города — Троицкий. Оспорить условия, внесенные в такой договор, не мог уже никто. Та же судная грамота устанавливала порядок написания, удостоверения и хранения завещаний, причем все эти функции возлагались на священников.

В великокняжеских землях обычай оформлять договоры письменно закрепился лишь в XVI столетии. Причем по предписанию свыше обязанность оформления всех подобных документов лежала на чиновниках приказов, которым было подведомственно дело. Однако приказной люд с дедовских времен кормился взятками просителей, и потому ни подьячим, ни простым писцам не очень хотелось тратить свое время на составление не дающих большого прибытка бумаг. Поэтому вскоре дело составления гражданских документов перешло в руки тех, кто хотел и умел, как тогда говаривали, "кормиться с пера на площади",— уличных писцов, умевших писать челобитные на государево имя и скоро освоивших процесс составления купчих и завещаний. Называли их теперь площадными подьячими, а главным центром нотариата на Руси стала площадь в Кремле возле колокольни Ивана Великого, где размещалось их самое крупное сообщество.

Ивановская площадь.

Вскоре нотариусы русского образца появились в Новгороде, Твери, Переславле-Залесском, Пскове и Ивангороде.

Становление нового дела, однако, не обходилось без накладок, свар и даже крупных судебных процессов. В 1565-1566 годах в Москве митрополичьи бояре рассматривали, по всей видимости, первое известное дело о подлоге при оформлении кредита. Кредитор Субота Васильев сын Стромилов обвинял должника Ивана Михайлова сына Чертова в том, что тот отказывается вернуть одолженную у него весьма значительную для того времени сумму — 150 рублей. Но ответчик утверждал, что никаких денег не брал, а договор составлен подложный, и вместо ответчика расписался на бумаге площадной подьячий Палка Белозерец. Где именно находится обвиненный в фальсификации Белозерец, Чертов не знал, а потому попросил у суда время для розыска площадного подьячего.

Collapse )