Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Category:

Декабрь 1943 - январь 1944 гг. Две малоизвестных операции

В процессе изучения советских военных мемуаров встретил упоминания о двух операциях совсем незнакомых для меня, хотя довольно крупных. Решил тут о них маленько понаписать . Данных мало. Отсебятины пока не будет , со временем расширю и углублю этот пост.

Первая это Знаменская наступательная операция в 1943 г.

Знаменская наступательная операция (20 ноября — 23 декабря 1943 года) — фронтовая наступательная операция советских войск 2-го Украинского фронта в Великой Отечественной войне. Составная часть Нижнеднепровской стратегической операции — второго этапа битвы за Днепр.

подробнее описание операции можно посмотреть http://www.oldmikk.ru/Memory_battle_1943_znamen.html
















Второй эпизод это операция по освобождению г.Калинковичи в Белоруссии силами 65-й армии и 1-го гвардейского танкового корпуса в январе 1944 года.


Приведу текст статьи М.Панова из Военно-исторического журнала №5 за 1978 г.




1-й гвардейский Донской танковый корпус, которым мне пришлось командовать в годы Великой Отечественной войны, принимал участие во многих боях. Каждый из них по-своему неповторим. Не были исключением и боевые действия корпуса в составе 65-й армии по освобождению города Калинковичи в январе 1944 года.
После завершения Гомельско-Речицкой наступательной операции Белорусский фронт в начале января получил задачу начать наступление силами левого крыла, разбить калинковичско-мозырскую группировку врага и в дальнейшем наступать на Бобруйск, Минск. Выполнение ее возлагалось на 65-ю и 61-ю армии. Против войск 65-й армии (см. схему) действовали 12-я танковая, 251-я пехотная дивизии, а также части 20-го армейского корпуса противника. Передний край вражеской обороны проходил по рубежу Казанск, Теребня, Холодники, Вязовица.
Командующий 65-й армией генерал-лейтенант П. И. Батов сначала принял решение прорвать оборону силами 18-го и 105-го стрелковых корпусов и для развития успеха в глубину с рубежа выс. 136,8, Давыдовичи ввести в бой 1-й гвардейский танковый корпус, который должен был наступать в направлении Давыдовичи, Туровичи с целью овладения городом Калинковичи. В соответствии с полученной задачей с вечера 4 января началась подготовка к предстоящим боевым действиям. К этому времени соединения и части 1-го гвардейского Донского танкового корпуса (В корпус входили 15, 16 и 17 гв. тбр, 1 гв. мсбр, 237, 1001, 1541 сап, 455 минп, 732 оиптдн) сосредоточились в районе Скобалище
К началу боевых действий в корпусе насчитывалось 140 боевых машин (113 танков Т-34, девять СУ-85 и восемнадцать СУ-76). 16-я гвардейская танковая бригада, 1001-й и 1541-й самоходно-артиллерийские полки материальной части не имели. На время операции корпусу были приданы 1888-й самоходно-артиллерийский полк, 20-й истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион и 7-й батальон инженерных заграждений.
Разведывательным отделом штаба, возглавляемым подполковником В. П. Коровиным, были проанализированы и обобщены сведения о противнике, полученные от частей, непосредственно соприкасавшихся с ним.
5 января штаб корпуса под руководством полковника В. С. Савченко разработал основные боевые документы. В их разработке принимали участие командующий артиллерии полковник В.Г.Кукин и начальник связи полковник П.И.Игнатьев. Много потрудились и саперы, возглавляемые начальником инженерных войск полковником В. М. Кукузовым. Для обеспечения боевых действий танковых частей в условиях лесисто-болотистой местности, изобилующей каналами и ручьями, личный состав 121-го саперного батальона в срочном порядке готовил деревянные детали для мостов и на специальных волокушах доставлял их к месту назначения. Кроме того, каждый танк был снабжен бревнами и досками.
Большая работа проводилась с командирами подразделений, до командира танка и САУ включительно. В ходе рекогносцировки с ними были изучены пути выдвижения к рубежу ввода в бой, рубежи развертывания, передний край вражеской обороны и направления атаки.
Командиры соединений и частей, политорганы в этот период вели большую партийно-политическую работу с личным составом. Предстоящие задачи обсуждались на партийных и комсомольских собраниях. Особое внимание уделялось новичкам. Перед ними выступали заслуженные ветераны с докладами о боевых традициях танковой гвардии.
К исходу 7 января все подготовительные работы были завершены, и о готовности войск корпуса я доложил военному совету 65-й армии.
Утром 8 января после артиллерийской подготовки стрелковые соединения 65-й армии перешли в наступление, однако успеха не имели. На следующий день вновь была предпринята попытка прорвать оборону противника. Она также окончилась неудачей. Тогда во второй половине дня 9 января командующий армией приказал для прорыва переднего края ввести в бой 1-й гвардейский танковый корпус. Однако выполнить этот приказ не пришлось. Дело в том, что через несколько минут по распоряжению командующего фронтом генерала армии К. К. Рокоссовского он был отменен, поскольку условия ввода в бой были явно неблагоприятны. Следующий день также не принес ничего утешительного. Было ясно, что нужно искать какие-то другие пути решения задачи.
Вечером 10 января на командный пункт 65-й армии были вызваны командиры соединений и начальники родов войск. Вскоре туда прибыл генерал армии К. К. Рокоссовский. После того как генерал-лейтенант П. И. Батов доложил обстановку, Константин Константинович подчеркнул, что наступление успеха не имело из-за недостаточного количества танков непосредственной поддержки пехоты и шаблонного подхода к проведению артиллерийской подготовки с последующим переходом пехоты в атаку. Далее он отметил, что исходный рубеж для пехоты был выбран слишком далеко от переднего края и она из-за глубокого снега, естественно, отставала от танков. Разгадав нашу тактику, фашисты во время артиллерийской подготовки уходили в укрытия, оставляя лишь наблюдателей, а после переноса огня артиллерии в глубину вновь занимали свои позиции и сильным пулеметным и минометным огнем отсекали советскую пехоту от танков.
— Дальше так действовать нельзя. Чтобы ввести противника в заблуждение, необходимо изменить тактику, выбрать новое направление главного удара,— сказал Константин Константинович.
Затем командующий 65-й армией доложил новое решение. В соответствии с ним 1-й гвардейский Донской танковый корпус переводился в первый эшелон. Он должен был прорывать оборону противника с утра 11 января во взаимодействии с соединениями 18-го и 105-го стрелковых корпусов на участке Казанск, Теребня. В дальнейшем, наступая в направлении Кощичи, Туровичи, ему предстояло овладеть городом Калинковичи.
Я в свою очередь был готов в общих чертах изложить свои соображения по использованию корпуса. Словно читая мои мысли, Константин Константинович спросил:
— А как думают решать поставленную задачу танкисты?
Я ответил, что с целью успешного прорыва обороны мы построим боевой порядок корпуса в один эшелон, чтобы создать плотность до 40 бронеединиц на километр участка прорыва. Это даст возможность нанести сильный первоначальный удар по врагу. План действий состоял в следующем. В период артиллерийской подготовки и нанесения ударов авиацией (наступление армии поддерживали соединения 4-го артиллерийского корпуса прорыва и 16-й воздушной армии) в атаку должны перейти от каждой бригады по одной танковой роте и батарее САУ (без мотопехоты) и двигаться при переносе огня в глубину вслед за разрывами снарядов нашей артиллерии. Их задача заключается в уничтожении противотанковых орудий врага в то время, когда расчеты находятся в убежищах. Затем на удалении до 300 м надлежало наступать танкам с десантом пехоты на борту с целью застигнуть противника врасплох и лишить его возможности применить свои огневые средства против атакующих советских войск.
Мое предложение поддержал командующий бронетанковыми войсками фронта генерал Г. Н. Орел. Одобрительно высказался и командующий артиллерией фронта генерал В. И. Казаков.
— Павел Иванович,— обратился К. К. Рокоссовский к Батову,— надо согласиться с комкором и больше его не задерживать. Работы у него очень много.
— Да, в этих условиях такой вариант использования войск корпуса будет наиболее приемлем,—сказал командарм и, пожелав удачи, отпустил меня.
В боевом приказе мною были поставлены задачи частям и соединениям. 15-й гвардейской танковой бригаде следовало наступать в направлении Казанск, Верхние Козловичи и, уничтожив противника, овладеть Кощичами, затем продвигаться на Горохово.
1-я гвардейская мотострелковая бригада получила задачу наступать в направлении Нижние Козловичи, Сельцы, прорвать вражескую оборону и, овладев этими населенными пунктами, во взаимодействии с частью сил 17-й гвардейской танковой бригады освободить Туровичи.
Основные силы 17-й гвардейской танковой бригады, наступая в направлении Анисовичи, должны были уничтожить противостоящего противника и овладеть населенными пунктами Анисовичи и Дринево.
Резерв корпуса составляли 237-й самоходно-артиллерийский полк, 13-й гвардейский моторизованный батальон автоматчиков и 43-й гвардейский минометный дивизион реактивной артиллерии. Ему надлежало продвигаться за 17-й гвардейской танковой бригадой.
Командиры соединений и их штабы в короткий срок довели боевые задачи до частей, подразделений, всего личного состава. Были уточнены мероприятия по плану взаимодействия.
В целях обеспечения надежного взаимодействия частей и соединений корпуса с артиллерией и авиацией в ходе боя было решено, что командир артиллерийского корпуса прорыва генерал-майор артиллерии Н. В. Игнатов и командир штурмовой авиадивизии генерал-майор авиации Г. О. Комаров со средствами связи будут находиться на наблюдательном пункте танкового корпуса. Для своевременного вызова, прекращения и корректирования артиллерийского огня, а также наведения самолетов на цель в каждую бригаду были назначены офицеры-артиллеристы и авианаводчики.
К рассвету 11 января части корпуса заняли исходное положение. Я с оперативной группой и командирами поддерживающих и приданных соединений прибыл на наблюдательный пункт, находившийся в 400 м от переднего края.
Ровно в 12 часов началась артиллерийская подготовка. Сначала раздался залп реактивной артиллерии, затем ударили артиллерийские орудия. К сожалению, из-за плохих погодных условий с утра авиация действовать не могла. Одновременно с залпом «катюш» двинулись вперед танки без десанта, а минутой позже — с мотопехотой. Первые из них, мчась на большой скорости, подняли вихри снежной пыли, которая скрыла от фашистских наблюдателей машины с мотопехотой.
На переднем крае противника танки немного замедлили ход и мотострелки, спрыгнув с них, вступили в жестокую схватку с гитлеровцами. Часть мотострелковых отделений была высажена на второй линии окопов. Таким образом, вся первая позиция вражеской обороны одновременно подвергалась атаке наших войск.
Не прошло и двух часов, как она была захвачена и части устремились в глубину.
Артиллерия переносила огонь по сигналам, передаваемым офицерами-артиллеристами, передвигавшимися вместе с командирами бригад.
Бой развивался успешно. Появились первые партии пленных, дрожавших, от холода, а еще больше от боязни расплаты за свои злодеяния на белорусской земле.
15-я гвардейская танковая бригада, использовав результаты огня артиллерии, с ходу овладела опорным пунктом противника Казанск, а затем устремилась в направлении Верхние Козловичи. Под прикрытием артиллерийского огня танки бригады обошли деревню с запада и ударили по фашистам с тыла. Одновременно батальон 1-й гвардейской мотострелковой бригады под командованием майора И. Г. Кобякова, воспользовавшись успехом 15-й гвардейской танковой бригады, стремительной атакой с северо-запада ворвался в Нижние Козловичи. Уцелевшие гитлеровцы спасались бегством. Обе бригады, преодолевая сопротивление противника, в тесном взаимодействии продолжали наступление в южном направлении 3.
Фашисты, пытаясь задержать наступление корпуса, начали контратаку с северо-западной опушки леса (1,5 км северо-западнее Анисовичи) в направлении Нижние Козловичи. В ней участвовало до батальона гитлеровцев при поддержке 7 танков и 3 штурмовых орудий «Фердинанд». В борьбу с вражескими танками немедленно вступил 732-й истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион под командованием майора В. С. Хоменко. Задачу по уничтожению пехоты командир 1-й гвардейской мотострелковой бригады гвардии полковник Г. Н. Филиппов возложил на 455-й минометный полк полковника Г. Я. Внучко.
В поединок с танками также вступили бронебойщики роты гвардии капитана И. Г. Бабина. Огнем из противотанковых ружей были подбиты два танка. Артиллеристы майора Хоменко подожгли три танка, а два, не приняв боя, отступили. Но «Фердинанды» продолжали контратаку. Один из них начал двигаться на воинов отделения гвардии сержанта И. П. Гладченко. Тогда сержант, вооружившись противотанковыми гранатами, пополз навстречу машине и подорвал ее правую гусеницу. Штурмовое орудие развернулось вправо, подставив левый борт. Артиллеристы не замедлили послать в него три снаряда. «Фердинанд» запылал.
Второе орудие врага неожиданно появилось перед отделением старшего сержанта В. А. Евменова. Но гвардейцы и здесь не дрогнули. Они открыли по нему прицельный автоматный огонь, а старший сержант опустился на дно окопа и, пропустив над собой фашистскую машину, метким броском противотанковой гранаты поджег ее. Экипаж третьего вражеского орудия отступил . Сильным минометным и артиллерийским огнем гитлеровской пехоте был нанесен большой урон. А в ходе стремительной атаки батальонов 1-й гвардейской мотострелковой бригады она была полностью уничтожена.
Особенно упорное сопротивление фашисты оказали в полосе наступления 17-й гвардейской танковой бригады. Они вели сильный артиллерийский огонь из района Домановичи. К счастью, к 15 часам погода улучшилась, и генерал-майор авиации Г. О. Комаров вызвал три группы самолетов численностью в 15—20 машин каждая и нацелил их на разгром артиллерии и танков противника в опорных пунктах Домановичи и Анисовичи. Кроме того, армейская артиллерийская подгруппа произвела 10-минутный налет по врагу, находившемуся в Анисовичах.
17-я гвардейская танковая бригада при авиационной и артиллерийской поддержке атаковала гитлеровцев, овладела Анисовичами, а к 19 часам с ходу захватила мост севернее Дринево и выбила противника из этой деревни. К этому времени 15-я гвардейская танковая бригада освободила Кощичи, а 1-я гвардейская мотострелковая бригада — Сельцы.
Таким образом, в первый день наступления за 7 часов боя корпус прорвал вражескую оборону и продвинулся на 15—20 км.
Бои носили ожесточенный характер. Об этом можно судить по потерям боевой техники с обеих сторон. За один день было подбито и захвачено 24 фашистских танка и штурмовых орудия, 21 орудие полевой артиллерии разных калибров. Корпус потерял 23 танка 5.
Надо сказать, что действия в лесисто-болотистой местности имеют свои особенности. Из-за плохой видимости бои. как правило, велись на ограниченной площади, поэтому действенность огня, особенно обороняющихся, повышалась. Они имели возможность удерживать рубежи малыми силами, организуя засады. Этим преимуществом гитлеровцы пользовались довольно-таки часто и умело.
Ночью части 17-й гвардейской танковой бригады предприняли попытку с ход/ захватить деревню Туровичи, но она окончилась неудачно. Успех только сопутствовал находившейся в разведке танковой роте старшего лейтенанта В. А. Мартыненко. Под покровом ночи она ворвалась в расположенное северо-западнее Туровичей Горохово с тыла. Командир лично уничтожил вражеское штурмовое орудие. Дерзкий и внезапный налет вызвал панику в расположении врага. С подоспевшими мотострелками эта деревня была очищена от фашистских захватчиков 5.
1-я гвардейская мотострелковая и 15-я гвардейская танковая бригады, продолжая наступление, к утру 12 января освободили населенные пункты Шиичи и Суховичи, что создало угрозу окружения оккупантов, находившихся в Туровичах.
Много гитлеровцев было также блокировано в лесах в районе Туровичи, Дринево. Противник пытался задержать продвижение танкового корпуса на юг, чтобы направить свои главные силы на Калинковичи. Ему удалось частично прорваться к переправе севернее Дринево и оседлать дорогу в нашем тылу. Однако силами корпусного резерва при поддержке 455-го минометного полка он был уничтожен. Это дало возможность переправиться через мост подошедшим частям 75-й гвардейской и 69-й стрелковых дивизий, выходившим на свои направления. В частности, 69-я стрелковая дивизия, как и весь 18-й стрелковый корпус, развертывалась фронтом на запад к реке Ипа.
12 января во второй половине дня 17-я гвардейская танковая бригада во взаимодействии с 15-й гвардейской танковой бригадой после короткого, но довольно мощного огневого налета атаковала врага в Туровичах, охватив его с двух сторон. Гитлеровцы не смогли сдержать наступательного порыва наших танкистов. Первыми ворвались в деревню танки лейтенанта Ф. И. Ященко. Огнем и гусеницами гвардейцы смело уничтожали оккупантов. Одновременно с ними на бронетранспортерах наступали и автоматчики капитана Ю. К. Тонаконяки. Высаживаясь из машин, они завязывали короткие рукопашные схватки. В этом бою умело действовал комсомолец рядовой В. Ф. Ташкёнтов. Скрытно пробравшись по огородам, он вышел к домам с тыла и уничтожил засевших там гитлеровцев гранатами и огнем из автомата 1. Парторг моторизованного батальона 15-й гвардейской танковой бригады лейтенант Б. Н. Рудаков с комсоргом сержантом А. Д. Овчинниковым, преследуя противника, захватили вражеское полевое орудие и, повернув его на врага, выпустили 100 снарядов по отступающим оккупантам. Тем самым они нанесли большие потери врагу в живой силе и технике .
К исходу дня Туровичи были полностью освобождены. Уцелевшие гитлеровцы, преследуемые танкистами, отступали в южном направлении. К 22 часам наши части освободили деревню Заполье (15 км севернее Калинковичей). Здесь были собраны командиры и начальники политотделов бригад для уточнения задач на 13 января. Им была зачитана телеграмма военного совета 65-й армии, в которой личному составу корпуса за успешные боевые действия объявлялась благодарность. Об этом вскоре стало известно всем войнам, что еще больше воодушевило их.
Около 3 часов 13 января на командный пункт корпуса прибыл командующий 65-й армией генерал-лейтенант П. И. Батов с командиром 105-го стрелкового корпуса генерал-майором Д. ф. Алексеевым. П. И. Батов познакомился с обстановкой, положительно оценил действия корпуса, одобрил план на 13 января и предложил согласовать вопросы взаимодействия со 105-м стрелковым корпусом при освобождении города Калинковичи. С генералом Д. Ф Алексеевым тут же были решены задачи организации артиллерийской подготовки, обеспечения стыков соединений, установлены необходимые сигналы и связь. В штабы взаимодействующих корпусов были высланы офицеры связи.
С рассветом бригады корпуса начали энергичное наступление. В середине дня 13 января они вышли на рубеж Колбасичи, Слободка (в 5 км севернее Калинковичей), где были встречены сильным огнем орудий прямой наводки. Оказалось, что противник с целью обеспечения отхода в западном направлении своих войск, теснимых соединениями 61-й армии с востока, организовал артиллерийский заслон в Антоновке. На помощь нашим танкистам пришла авиация. Генерал Г. О. Комаров вызвал две группы штурмовиков, которые нанесли бомбовый удар по вражеской артиллерии. Одновременно по ней вели сосредоточенный огонь вся артиллерия и реактивные минометы корпуса. Используя огневое прикрытие, мотострелковые части, удачно обойдя фланги вражеских позиций и атаковав их с тыла, расчистили путь танкам. Танкисты с ходу овладели Антоновкой.
Преодолевая упорное сопротивление фашистов, к 4 часам 14 января 1944 года части 1-го гвардейского Донского танкового корпуса ворвались на северную окраину Калинковичей. С востока на город наступала 12-я гвардейская стрелковая дивизия 61-й армии. В этот же день Калинковичи были освобождены. Следует отметить, что противник, опасаясь полного окружения, не оказал в Калинковичах серьезного сопротивления и отступил в западном направлении. В городе была уничтожена лишь группа факельщиков, пытавшихся поджечь дома.
Так была ликвидирована опасность, угрожавшая правому крылу 1-го Украинского фронта. Благодаря активным действиям войск Белорусского фронта гитлеровское командование не смогло перебросить с этого направления ни одного соединения против успешно наступавшего 1-го Украинского фронта.
Надо сказать, что корпус впервые самостоятельно прорывал оборону противника. Несмотря на то что пришлось действовать без одной танковой бригады и двух самоходно-артиллерийских полков, построение боевого порядка корпуса и способ прорыва вражеской обороны полностью себя оправдали.
Опыт показал, что в лесисто-болотистой местности целесообразно вести боевые действия небольшими подразделениями танков и мотопехоты. Здесь особенно важна взаимопомощь. Мотострелки и автоматчики, как правило, должны наступать впереди танков и выявлять огневые точки врага. Действуя таким методом, мы избегали внезапных столкновений. Поэтому у нас значительно уменьшились неоправданные потери в людях и боевой технике.
За время боев по освобождению Калинковичей корпус продвинулся в глубь обороны противника на 50 км, освободил 30 населенных пунктов, подбил 24 танка, уничтожил свыше 2500 солдат и офицеров вражеской армии, 19 штурмовых и 32 полевых орудия, 22 миномета и много другого оружия и техники .
В столице нашей Родины Москве 14 января 1944 года был произведен салют в честь участников освобождения города Калинковичи. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года 1-й гвардейский танковый Донской Краснознаменный корпус за успешные боевые действия по прорыву обороны противника, уничтожение его живой силы и техники и овладение городом Калинковичи был награжден орденом Суворова II степени, а 15-я и 17-я гвардейские танковые бригады—орденом Красного Знамени. 1-й гвардейской мотострелковой бригаде было присвоено почетное наименование «Калинковичская».
Высокие правительственные награды воодушевили личный состав корпуса на новые подвиги.




карта операции



фотографии танкистов 193 танкового полка действовавшего неподалеку в то же время 

















фотографии танкистов 251 танкового полка действовавшего неподалеку в то же время 














Tags: 1944, редкости
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments