Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Categories:

«О преступных действиях, выразившихся в развращении малолетних детей»


Несмотря на жуткие обвинения, Владимир Федоров (второй слева) до следующих выборов оставался депутатом





В 1960 году произошло совершенно неординарное событие — депутата Верховного совета СССР попытались лишить полномочий из-за достоверных, как говорилось в документах, обвинений в педофилии. Казалось бы, ситуация могла иметь только один вариант продолжения. Однако глава высшего советского законодательного органа Леонид Ильич Брежнев нашел совершенно иное решение вопроса.

«Может быть в любое время отозван»

Вопрос о лишении депутатов депутатских полномочий, который сосем недавно, в связи с делом Геннадия Гудкова, живо обсуждался в России, в советские времена был столь же неясным и нечетким. Хотя на первый взгляд процесс отзыва депутатов, не оправдавших надежд избирателей или совершивших недостойные поступки, выглядел достаточно просто.
В ст. 142 Конституции СССР 1936 года говорилось: «Каждый депутат обязан отчитываться перед избирателями в своей работе и в работе Совета депутатов трудящихся и может быть в любое время отозван по решению большинства избирателей в установленном законом порядке».

А сам Сталин 11 декабря 1937 года, выступая перед избирателями накануне первых выборов в Верховный совет СССР по новым законам, призывал трудящихся не забывать об этом немаловажном конституционном праве:
«Депутат должен знать, что он слуга народа, его посланец в Верховный Совет, и он должен вести себя по линии, по которой ему дан наказ народом. Свернул с дороги, избиратели имеют право потребовать назначения новых выборов, и депутата, свернувшего с дороги, они имеют право прокатать на вороных (смех, аплодисменты). Это замечательный закон.
Мой совет, совет кандидата в депутаты своим избирателям, помнить об этом праве избирателей,— о праве досрочного отзыва депутатов, следить за своими депутатами, контролировать их и, ежели они вздумают свернуть с правильной дороги, смахнуть их с плеч, потребовать назначения новых выборов. Правительство обязано назначить новые выборы. Мой совет — помнить об этом законе и использовать его при случае».

Проблема заключалась лишь в том, что воспользоваться этим правом граждане страны не могли, поскольку законодательный акт, регламентирующий отзыв депутатов, так и не был принят. Поэтому все права на лишение депутатов их полномочий, так же как и на лишение депутатской неприкосновенности, принадлежали самому Верховному совету СССР.
А поскольку он собирался на заседания не часто, то Президиуму Верховного совета. Так что депутатов, которых НКВД счел врагами народа, из-за отсутствия закона отстраняли от исполнения депутатских обязанностей, что означало лишение неприкосновенности, но не могли отозвать, как требовала Конституция.

«Легко связались с грязным развратником»

На протяжении без малого двадцати лет отсутствие закона об отзыве депутатов не создавало каких-либо серьезных проблем. Однако в 1955 году произошли события, показавшие, что прежними методами действовать невозможно.

В ходе внутрипартийной борьбы Никита Хрущев начал удалять с руководящих постов приближенных своего соперника Георгия Маленкова. Благо некоторые из них сами давали прекрасный повод для изгнания из властных структур.
В решении Президиума ЦК КПСС «О недостойном поведении тт. Александрова Г. Ф., Еголина А. М. и других», принятом 10 марта 1955 года, говорилось:
«В ЦК КПСС поступило заявление за подписью ” мать“ о том, что именующий себя писателем и драматургом К. Кривошеин заманивает к себе и развращает молодых девушек (в том числе дочь автора письма), организовал притон разврата, который часто посещается некоторыми ответственными работниками, в том числе министром культуры Александровым и другими.
По поручению ЦК КПСС Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС, а затем Комитетом Государственной безопасности при Совете Министров СССР и Прокуратурой СССР было проведено тщательное расследование фактов, приводившихся в заявлении.
В результате этой проверки выяснилось, что заявление полностью подтверждается, что действительно в течение ряда лет авантюрист Кривошеин содержит притон разврата, ” дом свиданий“ в своей квартире и на даче, куда систематически завлекает молодых девушек и женщин, главным образом из среды театральной молодежи и студенток театральных училищ, соблазняя их разного рода подачками и обещаниями устроить карьеру путем знакомства с ответственными работниками и видными театральными и литературными деятелями…
В настоящее время Кривошеин арестован.

Как установлено в результате расследования, министр культуры СССР т. Александров систематически посещал притон, организованный Кривошеиным, устраивал у него на квартире любовные свидания с различными молодыми девушками и женщинами и даже имел у себя ключ от квартиры Кривошеина.
Более того, т. Александров оказывал явное покровительство проходимцу и преступнику Кривошеину…

ЦК КПСС устанавливает, что т. Александров давал лживые и неискренние объяснения своего поведения при вызове в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС и в своих письменных заявлениях в ЦК КПСС по этому вопросу. Неудовлетворительными являются и устные объяснения т. Александрова на заседании Президиума ЦК КПСС.
Все это свидетельствует о моральной и политической гнилости и недостойном поведении Г. Ф. Александрова».

Кроме министра культуры Президиум ЦК КПСС обвинял в моральном разложении его старых товарищей и сослуживцев:
«Как установлено, притон Кривошеина систематически посещали также члены партии — профессор Еголин А. М., профессор Петров С. М. и другие с целью интимных встреч с девушками и молодыми женщинами.
Центральный Комитет устанавливает, что заведующий Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС т. Кружков В. С, познакомившийся с Кривошеиным в августе 1954 г. по рекомендации Александрова, также поддерживал связь с авантюристом Кривошеиным, три-четыре раза был у него на квартире и на даче, причем один раз провел у него выходной день со своей близкой знакомой.
Тов. Кружков, не сумев разобраться в подозрительной обстановке кривошеинского притона, настолько доверился Кривошеину, что купил у него несколько картин за 25 тыс. руб., чем по существу оказал материальную поддержку преступнику.

Как могло случиться, что среди посетителей грязного притона, организованного проходимцем Кривошеиным, оказались тт. Александров, Еголин и другие? Это можно объяснить только потерей чувства партийности, потерей нравственного и политического лица коммуниста. Как видно, у этих работников в сущности было два лица: на словах они считали и показывали себя марксистами, писали статьи о коммунистической морали, о борьбе с пережитками капитализма в сознании людей и т. п., на деле же — они не были настоящими марксистами революционерами, а оставались в душе беспринципными людьми и потому так легко связались с грязным развратником Кривошеиным».

Однако с мерой наказания возникли некоторые проблемы.
В решении говорилось лишь о части из них:
«1. За морально-бытовое разложение, потерю политической бдительности и неискренность перед партией в объяснении своего недостойного поведения снять т. Александрова Г. Ф. с поста министра культуры СССР, объявить ему строгий выговор с предупреждением и внести на утверждение пленума ЦК КПСС предложение о выводе т. Александрова из состава кандидатов в члены ЦК КПСС. Отстранить Г. Ф. Александрова от обязанностей члена Президиума Академии наук СССР.

2. Поручить Комитету партийного контроля при ЦК КПСС привлечь к строгой партийной ответственности тт. Еголина А. М. и Петрова С. М. за морально-бытовое разложение.

3. За проявленное притупление политической бдительности снять т. Кружкова В. С. с должности заведующего Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС и объявить ему строгий выговор.

4. Утвердить текст письма ЦК КПСС ЦК компартий союзных республик, крайкомам, обкомам, окружкомам, горкомам и райкомам партии в связи с недостойным поведением тт. Александрова, Еголина и других».

Но вот лишить Александрова депутатских полномочий оказалось гораздо труднее. Оставить его депутатом после того, как он был ославлен перед всей страной в письме ЦК КПСС, не представлялось возможным. Но, если бы вопрос был вынесен на заседание Верховного совета, депутаты—соратники Маленкова могли устроить обсуждение, которое имело бы непредсказуемые результаты.
Ведь два лица имели не только Александров с соратниками, но и немалое число депутатов из числа партийного и советского руководства.

Поэтому бывшего министра культуры отстранили от исполнения депутатских обязанностей после обращения его избирателей в Президиум Верховного совета СССР. Но не лишили депутатских полномочий.
Так что его избиратели остались без депутата, что выглядело с любой точки зрения не очень красиво. В итоге юристы вскоре взялись за разработку нового законодательного акта.

«Принимается открытым голосованием»

Принятый 30 октября 1959 года закон «О порядке отзыва депутата Верховного Совета СССР» составили так, чтобы ни один народный избранник, от которого решило избавиться высокое руководство в центре и на местах, не смог бы сохранить свои полномочия.
Его первая статья повторяла положение Конституции, а следующие описывали процедуру отзыва депутата:
«Статья 2. Право возбуждения вопроса об отзыве депутата Верховного Совета СССР принадлежит организациям Коммунистической партии Советского Союза, профессиональных союзов, Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи, кооперативным и другим общественным организациям в лице их общесоюзных, республиканских, краевых, областных, окружных, районных, городских, районных в городах органов, трудовым коллективам, а также собраниям военнослужащих по воинским частям.
Статья 3. Общественные организации, трудовые коллективы, собрания военнослужащих по воинским частям, возбуждающие вопрос об отзыве депутата, сообщают об этом депутату с изложением мотивов постановки вопроса об отзыве. Депутат вправе представить общественным организациям и коллективам, возбуждающим вопрос об отзыве, объяснения в устной или письменной форме по поводу обстоятельств, послуживших основанием для постановки вопроса об его отзыве.
Статья 4. Решения общественных организаций и коллективов, возбудивших вопрос об отзыве депутата, направляются в Президиум Верховного Совета СССР. Президиум Верховного Совета СССР рассматривает представленные материалы и передает их соответственно в Мандатную комиссию Совета Союза или Совета Национальностей для подготовки заключения. Если вопрос об отзыве депутата возбужден с соблюдением требований настоящего Закона, Президиум Верховного Совета СССР назначает проведение голосования об отзыве депутата».

Однако самое важное положение закона составлял способ голосования об отзыве:
«Статья 5. Вопрос об отзыве депутата Верховного Совета СССР обсуждается и решается на собраниях избирателей соответствующего избирательного округа, созываемых указанными в статье 2 настоящего Закона общественными организациями по предприятиям, учреждениям, колхозам, воинским частям, а также по месту жительства избирателей. Решение по вопросу об отзыве депутата Верховного Совета СССР принимается открытым голосованием».
Естественно, в случае открытого голосования под присмотром начальства результат неизменно оказывался бы тем, на который и рассчитывали инициаторы отзыва. Вскоре после принятия закона его опробовали в Средней Азии, где нескольких депутатов отозвали за недостаточно активную работу в своих избирательных округах.
Депутатов без особых проблем отозвали, и назначили новые выборы с новыми кандидатами. Но вскоре возникла ситуация, которая поставила сотрудников и руководителей Президиума Верховного совета СССР в весьма непростое положение.

18 июня 1960 года первый секретарь Оренбургского обкома КПСС Геннадий Воронов направил Леониду Брежневу, занимавшему в то время пост председателя Президиума Верховного Совета, следующее письмо:
«Обком КПСС располагает достоверными данными о преступных действиях депутата Верховного Совета СССР т. Федорова В. И., выразившихся в развращении малолетних детей. Ввиду того что эти действия несовместимы с высоким званием советского депутата, обком КПСС просит Президиум Верховного Совета СССР разрешить отозвать депутата Федорова В. И. в соответствии с законом ” О порядке отзыва депутата Верховного Совета СССР“ от 30 октября 1959 года».

Просьба обкома точно соответствовала закону об отзыве депутатов, однако возникло серьезное противоречие. Ведь развращение малолетних — уголовное преступление, а не просто действие, порочащее высокое звание депутата. Так что письмо из Оренбургского обкома отправили на рассмотрение юристам Президиума Верховного совета.

«Признаки уголовно-наказуемого деяния»

В справке, подготовленной 23 июня 1960 года, говорилось:
«Секретарь Оренбургского обкома КПСС тов. Воронов Г. И. обратился на имя Председателя Президиума Верховного Совета СССР тов. Брежнева Л. И. с письмом, в котором сообщает, что обком располагает достоверными данными о преступных действиях депутата Верховного Совета СССР тов. Федорова В. И., выразившихся в развращении малолетних детей.
Обком просит Президиум Верховного Совета СССР разрешить отозвать депутата Федорова В. И. в соответствии с Законом СССР от 30 октября 1959 г. ” О порядке отзыва депутата Верховного Совета СССР“.
Ранее имели место факты совершения отдельными депутатами Верховного Совета действий, порочащих высокое звание депутата Верховного Совета СССР. До принятия Закона о порядке отзыва депутата Верховного Совета СССР в этих случаях Президиум Верховного Совета СССР принимал специальные постановления, которыми отстранял таких депутатов от исполнения депутатских обязанностей.

Так, например, 18 июня 1955 года было принято постановление ” Об отстранении от исполнения депутатских обязанностей депутата Верховного Совета СССР Александрова Г. Ф.“.
В этом постановлении сказано: ” Согласиться с представлением общественных организаций Узбекской ССР и отстранить депутата Верховного Совета СССР от Самаркандского городского избирательного округа №90 Узбекской ССР (Совет Национальностей) Александрова Г. Ф. от исполнения депутатских обязанностей“.
Были и другие случаи отстранения депутатов Верховного Совета СССР от исполнения депутатских обязанностей. Согласно статье I Закона СССР ” О порядке отзыва депутата Верховного Совета СССР“, депутат Верховного Совета СССР по решению большинства избирателей соответствующего избирательного округа может быть в любое время отозван, если он ” не оправдал доверия избирателей или совершил действия, недостойные высокого звания депутата“.
Кроме оснований, указанных в статье I Закона, полномочия депутата Верховного Совета СССР могут прекращаться досрочно и в других случаях. Например, по личному заявлению депутата об освобождении его от депутатских обязанностей, ввиду обстоятельств, препятствующих их выполнению, на основании вступившего в силу обвинительного приговора суда в отношении депутата.
В этих случаях полномочия депутата могли бы быть прекращены по постановлению соответствующей палаты Верховного Совета, а в период между сессиями — по постановлению Президиума Верховного Совета СССР. (В таком порядке решаются вопросы о досрочном прекращении депутатских полномочий депутата Верховного Совета Латвийской ССР на основании статьи 50 Регламента Верховного Совета Латвийской ССР, утвержденного Верховным Советом республики 16 марта 1959 г.).
Учитывая, что в письме тов. Воронова Г. И. указывается на такие действия депутата Верховного Совета СССР Федорова В. И., которые подпадают под признаки уголовно-наказуемого деяния, представляется целесообразным поручить соответствующим органам провести тщательную проверку всех обстоятельств дела и в зависимости от результатов решить вопрос о полномочиях депутата Верховного Совета СССР Федорова В. И. Данный вопрос считали бы необходимым довести до сведения ЦК КПСС».

Юристы вполне обоснованно предлагали информировать ЦК, поскольку вопрос имел не только юридический, но и политический аспект.
Владимир Иванович Федоров был известен не только в области, но и во всей стране, он с 1937 года работал на кафедре генетики и развития Оренбургского сельхозинститута, а затем возглавил ее. Защитил докторскую диссертацию, предложил используемый всей страной метод разведения.
А теперь на предприятиях его округа будут обсуждать «достоверные данные о преступных действиях»?
А если данные действительно достоверные, то куда правоохранительные органы смотрели раньше? И кто выдвинул его кандидатом в депутаты Верховного совета?



После перевода Геннадия Воронова (на фото в центре между космонавтами Терешковой и Быковским) на высокую должность в Москву от скандального дела не осталось и следа

У проблемы существовала и другая сторона.
Первый секретарь обкома Геннадий Иванович Воронов славился своей конфликтностью и резкостью, о чем в Москве хорошо знали. А Федоров, как вспоминали знавшие его люди, отличался принципиальностью и вполне мог возражать первому секретарю обкома.
Так что у Брежнева, которому передали документы об отзыве, судя по всему, возникли обоснованные сомнения в достоверности обвинений против депутата.
Как свидетельствуют документы, Брежнев сам звонил не только Воронову, но и второму секретарю обкома Виктору Шурыгину.
А 5 сентября 1960 года начальник секретариата Брежнева, а впоследствии генеральный секретарь ЦК КПСС Константин Черненко возвратил документы юристам с запиской: «Л. И. Брежнев просил еще раз позвонить в обком партии и узнать их мнение. Переговоры были с тт. Вороновым и II-м секретарем Шурыгиным».
Похоже, по прошествии времени страсти улеглись, и обком больше не настаивал на своей просьбе.
Федоров оставался депутатом до конца полномочий — до 1962 года, до 1965 года заведовал кафедрой, а затем долгие годы был на ней же профессором. Получал награды, выпускал книги.

Завершению конфликта, видимо, способствовало и то, что в январе 1961 года Воронова перевели на работу в ЦК КПСС. Однако самое занимательное заключалось в другом. Проведенный в архиве Оренбургского обкома поиск показал, что никаких «достоверных данных о преступных действиях депутата Верховного Совета СССР тов. Федорова В. И.» там нет. Так что, скорее всего, речь шла о том, что кто-то из окружения Воронова, узнав о конфликте с профессором Федоровым, в угоду шефу способствовал появлению на свет какой-нибудь кляузы, которую затем уничтожили. В результате необычная история закончилась вполне закономерным образом. Ведь престиж государственной власти гораздо важнее сиюминутных амбиций отельных, пусть даже высоких, руководителей.

ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ
http://www.kommersant.ru/doc/2108719
Tags: СССР, ТОГДА И НЫНЕ, Ъ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments