Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Category:

300 лет на чемоданах

В отпуске деньги тратятся легко и незаметно. И неудивительно, что во всем мире туризм является одним из самых доходных видов бизнеса. Лишь наша страна пошла по особому пути — обладая совершенно уникальными природными ресурсами, так и не научилась делать деньги на отдыхе. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: пока европейцы превращали отдых в индустрию, мы воспитывали патриотов, которым покой лишь снится.






Архив "Огонька" Николай Козловский "Любители-рыболовы" 1953 г.





Походная история

Человеку свойственно перемещаться в пространстве, и один из видов такого перемещения — туризм. Поэтому при желании можно записать в туристы евреев, 40 лет скитавшихся в пустыне, и, кроме того, признать, что Одиссей совершил круиз по Средиземноморью, а Великое переселение народов — это такой военно-патриотический поход по странам Европы в IV-VII веках. Однако если считать паломников и завоевателей туристами, то новгородского купца Садко, гостившего у подводного царя, логично назвать первым аквалангистом. Между тем туризм как способ отдыха не столь уж древнее занятие. Так что рассказы о том, сколько тысячелетий назад человечество начало осваивать туристические маршруты, оставим на совести опытных гидов.

Что касается России, то окном, прорубленным из нее в Европу, не преминули воспользоваться охотники за новыми впечатлениями. Народная тропа, проложенная птенцами гнезда Петрова, не зарастала, и Западная Европа постепенно привыкала к русской речи.

Если начало заграничных вояжей наших соотечественников связывают с временами Петра I, то эпоху ознакомительных поездок по России открыла Екатерина II. Она двинулась по маршруту, проложенному через западную часть империи,— по Днепру к Херсону и Севастополю.

Если верить путешествующим с императрицей иностранцам, вдоль маршрута по приказу князя Потемкина были выстроены бутафорские селения, в которых изображали восторг толпы специально согнанных чистеньких и приодетых ради такого случая крестьян. К сожалению, опыт князя Потемкина в нашей стране никогда не использовался для нужд массового туризма: "потемкинские деревни" строили только для VIP-персон или же для иностранцев.

Первопроходцы

Для того чтобы по проторенным правителями дорогам смогли путешествовать простые обыватели, было необходимо создать соответствующую инфраструктуру. Первым бизнесменом, решившим вложиться в российский туристический бизнес, стал Вениамин Генш.

В 1777 году он оповестил почтеннейшую публику, что готов взять на себя организацию поездок молодых дворян в европейские университеты, "дабы там как в немецком, так во французском и итальянском языках, также в науках, то есть в математике, истории, географии, философии, юриспруденции и рисовании довольное снискать знание, также в танцевании, верховой езде и в музыке". После окончания учебного курса планировалось путешествие в Швейцарию, Италию и Францию. В конце вояжа каждый клиент выплачивал гонорар организатору. Много ли групп Геншу удалось отправить в Европу, к сожалению, неизвестно.




В России организованный туризм начинался с велосипеда. Но довольно быстро дело дошло до автомобиля, а там и до монгольфьера(внизу)



Между тем во второй половине XIX века стараниями англичанина Томаса Кука туризм стремительно превращался в выгодный бизнес. Российский аналог конторы Кука создал Леопольд Липсон. "Руководствуясь своим знанием всех стран света,— писал Липсон в рекламной брошюре,— контора изыскивает наиболее интересное направление путешествия; она устанавливает целесообразный план последнего, принимая во внимание климатические особенности и средства сообщения; наконец, избавляет путешественника во время пути от всех хлопот относительно билетов, багажа, гостиниц... поездок, платы на чай и др.". Фирма обеспечивала и экскурсионное обслуживание. "За относительно незначительную сумму,— сообщает все тот же рекламный проспект,— совершенно недостаточную для единичного путешественника, контора принимает на себя все заботы о духовном и телесном благосостоянии всех участников путешествия".

"Незначительная сумма" все же была достаточно крупной. Путешествие из Санкт-Петербурга в Италию и обратно через Мюнхен и Вену стоило 775 рублей — весьма немаленькие по тем временам деньги.


На общественных началах

В конце XIX века наиболее активная часть населения России была помешана на идее общественного блага, поэтому путешествия тех лет преследовали научные, патриотические, образовательные, но никак не праздные цели. Соответственно, не имела коммерческого характера и деятельность альпийских, велосипедных и других туристических обществ.

Все они занимались составлением описаний маршрутов путешествий, строительством хижин в горах, организацией питания и передвижения. Это делалось на добровольные пожертвования. В поездках члены обществ пользовались значительными транспортными льготами. Например, удалось договориться о 25-процентной скидке для туристов, отправляющихся в путь на пароходах компании "Кавказ и Меркурий". Аналогичные договоренности существовали с владельцами гостиниц, что позволяло заметно уменьшить плату за проживание. Была даже издана брошюра, где сообщались адреса гостиниц, цены на жилье и обед, а также возможности получения скидок.

На первых русских туристов местные жители смотрели с ужасом. "Не могу не отметить замешательства и паники,— писал один из членов Ялтинского альпийского клуба,— какие произвели мы на мирных обывателей Ялты, не предупрежденных о нашем появлении на улицах города. Мы представляли собой такую картину: впереди на белой лошади ехал верхом Н. А. Головинский, человек пожилой, весьма представительной наружности; за ним шла группа экскурсантов в оригинальных костюмах, что придавало им вид каких-то мятежников; позади — татары-проводники с вьючными лошадьми. Наше путешествие совпало с герцеговинским восстанием, а потому, естественно, могло навести панику на жителей Ялты".

Организаторы туристических обществ всячески подчеркивали, что их цели далеки от коммерции. "Туризм,— декларировалось в первом номере журнала 'Русский турист',— тоже спорт, и спорт наиболее чистый, наиболее свободный от каких бы то ни было материальных расчетов".

Особыми льготами в турпоездках пользовались школьники и примкнувшие к ним учителя. Были разработаны 12 стандартных маршрутов. Самая дорогая учительская экскурсия (в Среднюю Азию) была рассчитана на 36 дней и стоила 135 рублей — с учетом переезда, питания, услуг носильщиков, проживания и экскурсионного обслуживания. Для удешевления поездок возводились специальные дешевые гостиницы (туда надо было приходить со своим одеялом), ночевка в которых обходилась в 20-25 коп. Путешествующие школьники пользовались бесплатными билетами, а в сметах земских школ появилась строка "школьные экскурсии". Количество участников школьных вояжей измерялось тысячами, и если бы не революция, то привыкшие к путешествиям молодые люди стали бы постоянными клиентами турфирм.

Курортники

Предприниматели поспешили воспользоваться модой на путешествия: коммерческие маршруты открывались один за другим. Огромной популярностью пользовался, например, автомобильный тур из Кавказских Минеральных Вод в Дарьяльское ущелье. Поездка обходилась достаточно дорого — в 25 руб., и организатору этого маршрута удалось получить 12 тыс. руб. прибыли. И тем не менее коммерческие туры не делали погоды. Благодаря многочисленным дотациям и льготам, которых удалось добиться общественным туристическим организациям, их услуги были вне конкуренции. Желающих переплачивать находилось немного. К тому же российский сервис и в те времена оставлял желать лучшего, так что путешественники побогаче предпочитали тратить свои деньги вдали от родины.

А. П. Чехов, отдыхавший в 1897 году в Ницце, писал: "Я превосходно сделал, что не купил участка в Ялте. Здесь и теплей, и интересней, и жизнь гораздо дешевле... За превосходную комнату... за завтрак, обед (по качеству и количеству не уступающий ничем двухрублевому обеду в 'Эрмитаже'), кофе и проч., и проч. я плачу 70 франков в неделю, то есть 100 руб. в месяц. Стало быть, холостой человек, зарабатывающий 2,5-3тыс. руб. в год, может прожить здесь прекрасно". В то время цена комнаты в Ялте составляла 1-1,5 руб. в сутки.

Пролетарский досуг

Большевистские лидеры, не раз бывавшие в швейцарских Альпах, не могли не полюбить путешествия. И после победы революции всячески развивали туризм в России.





Главным пропагандистом туризма нового типа стал Николай Крыленко, прокурор РСФСР (впоследствии нарком юстиции), совершивший в свободное от вынесения приговоров время несколько серьезных восхождений. Группе комсомольцев, пришедших к нему на прием, чтобы поговорить о туризме, Николай Васильевич предложил вместе взойти на Эльбрус.
Большевистские методы помогли Крыленко быстро создать массовую туристическую организацию. Он воспользовался тем, что в 20-е годы возобновило свою деятельность дореволюционное общество туристов.


Николай Крыленко руководил пролетарскими туристами не только на словах. Нарком сам умел носить альпинистское снаряжение и неоднократно поднимался на Памир

Общество было классово чуждым, поскольку из пятисот его членов только один был рабочим. Но по призыву московского бюро комсомола в него вступили сразу 1500 комсомольцев, которые быстренько переизбрали правление и взяли власть в свои руки. Организация получила название "Общество пролетарского туризма", а возглавил его, разумеется, нарком Крыленко. Основатели нового туристического движения встречались с Надеждой Крупской, которая рассказала им, как Ильич с кепкой на голове и палкой в руке совершал пешие прогулки и вообще был заядлым туристом.

Следующим шагом пролетарских туристов стала победа над акционерным обществом "Советский турист", которое организовывало платные поездки. Туристическая деятельность должна была не приносить доход, а решать задачи социалистического строительства. Поглотив "Советского туриста", Общество пролетарского туризма занялось изучением родной страны. В те годы вышла целая серия брошюр, в которых участников походов учили собирать геологические образцы, описывать растения и животных. И надо сказать, туристы между делом успели открыть несколько месторождений. В Москву шли письма с образцами всего, что только можно было откопать, подобрать или сорвать, а конверты порой украшали надписи такого рода: "Товарищ почтарь! Тут штемпелем не бей: в конверте живой червяк сидит".

Однако на первом месте, конечно же, была пропагандистская работа. Туристы забирались туда, куда "пехота не пройдет", и там проводили политинформацию, раздавали брошюры, даже кино показывали.

При том, что туризм активно внедрялся в общественную жизнь, вопрос о его рентабельности просто не ставился. Экскурсии превратились в пропагандистские мероприятия и в средство поощрения передовиков производства. Так, в 1930 году Общество пролетарского туризма организовало поездку 250 ударников вокруг Европы. В культурную программу входила встреча с Максимом Горьким, который полагал, что под небом Италии встреча с передовиками будет более приятной и полезной. В те же годы в национализированных дворцах и загородных дачах открывались многочисленные дома отдыха и пионерские лагеря.

Таким образом, туризм становился одним из винтиков в идеологической машине государства. "Хочешь знать страну — будь туристом,— писала в 1926 году 'Комсомольская правда'.— Наш туризм не похож на буржуазный. Для буржуазии это забава, попытка уйти от нудной скуки паразитической жизни. Наш туризм — одна из ступеней, по которой масса народа совершает восхождение к культуре".
Справедливости ради следует сказать, что в эти годы с помощью туризма решались политические задачи не только в СССР, но и в Германии.

Kraft durch Freude

Еще в конце XIX века в Европе появились союзы, которые занимались просветительской деятельностью среди рабочих и "социально полезным" распределением свободного времени пролетариата. Проще всего было открывать кружки кройки и шитья — однако нелишней казалась и организация экскурсий. Целью их было знакомство с жизнью зарубежных братьев по классу. Экскурсанты бесплатно останавливались в семьях или же жили в очень дешевых гостиницах. В 1900 году в Вене построили первый "Приют друзей природы", а к 1930 году только в Германии "друзья природы" располагали более чем 200 заведениями. Уровень сервиса в этих гостиницах был очень низким, что давало организаторам повод еще раз противопоставить пролетарский туризм буржуазному. Германский левый журнал "Урания" писал в этой связи: "Только тот, кто знает своих товарищей по классу и испытывает к ним чувство солидарности, может понять политические задачи рабочего движения с точки зрения международного пролетариата. Пролетарий смотрит на мир иначе, чем буржуа где-нибудь в Сент-Морице или Брайтоне. Если же это не так, то он обычный турист, не вооруженный классовым сознанием, он в плену буржуазного сознания".


Клим Ворошилов не был туристом, но тоже был не прочь попозировать в лыжном костюме. Потому что сегодняшние туристы-лыжники — это завтрашние красноармейцы


После прихода к власти Гитлера пролетарский туризм в Германии прекратил свое существование. Конфисковав имущество рабочих организаций, национал-социалисты основали свой туристический союз Kraft durch Freude ("сила через радость"). Надо сказать, что всего за пять лет (с 1933-го по 1938 год) им удалось создать общедоступную систему социального туризма. Если в 1934 году по линии союза совершили поездки около 2 млн человек, то в 1937-м — около 9 млн. Именно тогда туризм в Германии стал национальной традицией.
Использование конфискованного имущества позволяло предлагать достаточно низкие цены. Кроме богатой материальной базы важное значение в деле развития туризма имела грамотно проведенная рекламная кампания. Большой популярностью пользовался цикл радиопередач "Рабочий едет в отпуск"; массовыми тиражами выходили атласы, справочники и туристическая литература; проводились лотереи, где в качестве выигрышей использовались путевки.

В гитлеровской Германии, как и в СССР, туризм был средством воздействия на массы. В походах воспитывали нового человека — солдата и патриота. "Только тот, кто знает свой край,— писала одна из нацистских газет,— может любить его; и только тот, кто любит свой край... является достойным гражданином своего отечества". По прибытии тургруппы в тот или иной населенный пункт там устраивался митинг "Вечер боевых песен национал-социалистического движения". Впрочем, оставалось время и для культурного отдыха иного рода. В не предназначенных для публикации отчетах руководителей экскурсий по дружественной Италии говорилось, в частности, что "немецкие женщины выбирают эту поездку по мотивам эротического характера".

Вперед и вверх

Накануне второй мировой войны и в Германии, и в СССР все от мала до велика учились воевать. Время отдыха давало гражданам возможность не только восстановить здоровье, но и пройти курс молодого бойца. Всячески поощрялся "военизированный" досуг — пилотаж, радиодело, прыжки с парашютом. Широко были распространены соревнования, сочетающие стрельбу, спортивное ориентирование, бег в костюмах химической защиты и т. д.

Параллельно шла подготовка профессиональных инструкторов-альпинистов, которые могли бы научить красноармейцев воевать в горах. Возглавил эту подготовку все тот же Николай Крыленко, который, будучи уже наркомом юстиции РСФСР, организовал нескольких экспедиций на Памир. Именно им мы обязаны обилием специфической советской топонимики в труднодоступных горных районах. На карте появились пик Революции, пик Коммунизма, пик Ленина и даже ледник Крыленко.

В 1934 году Климент Ворошилов подписал грамоту, в которой выражал благодарность "старому большевику Николаю Васильевичу Крыленко, инициативно возглавившему Памирский высокогорный поход и подготовившему для Красной армии первый отряд командиров-инструкторов по альпинизму". По иронии судьбы вместе с российскими альпинистами тренировались немецкие, и впоследствии участникам совместных восхождений пришлось в составе горных частей воевать друг против друга.

Альпинистская подготовка пригодилась не только во время военных действий. В стиле голливудского боевика была проведена эвакуация работников Тырныаузского комбината, единственного в СССР предприятия, где вырабатывался молибден, необходимый для производства брони. Когда немцы подошли к Боксанскому ущелью, в котором находился комбинат и рабочий поселок, бригада альпинистов вывела через перевалы более 1500 человек — все население поселка. У каждого был с собой мешочек с молибденовым концентратом, и этого количества хватило на всю войну.

Шестидесятники

Первые послевоенные годы были не самым подходящим временем для развития туризма. Он снова вошел в моду лишь в начале 60-х. Один за другим открывались туристические клубы, в которых было можно взять напрокат снаряжение, срисовать карту маршрута, получить консультацию по правилам безопасности. Однако в 1961 году, после того как на Кольском полуострове погибла группа лыжников, началось наступление государства на самодеятельный туризм. Поняв, что получение маршрутного листа требует слишком много времени и нервов, большинство туристов стали ходить в походы "альтернативно".


Союз туристов и военных не распался и в позднесоветские времена: лучше армейских спасжилетов и надувных плотов ничего не было

Расцвет неофициального туризма совпал с молодостью поколения шестидесятников, как его сейчас называют. Для них поездки "за туманом" входили в список жизненных ценностей, а выход из-под государственного контроля только добавлял романтики. Официальная же туристическая жизнь становилась все более идеологизированной. В 1965 году была запущена многолетняя программа, которая называлась "Всесоюзный туристический поход по местам боевой славы". Потом всесоюзно ходили по ленинским местам. Забавно, что на старте этого мероприятия руководители некоторых школьных туркружков заявили, что хотят отправиться с детьми в те места, где Ильич был в эмиграции. И кое-кому удалось покататься со своими школьниками по дорогам Европы, что в то время казалось чем-то запредельным.

Вместе с тем стремительно развивалась "народная" туристическая индустрия. Умельцы хорошо зарабатывали на шитье рюкзаков и палаток. Выгодным делом была продажа списанного или ворованного военного имущества. Спрос на него был отменным: авиационные спасжилеты и надувные плоты были намного лучше того, что предлагалось в магазинах; а из парашютов шили специальную спортивную одежду, которой вообще не было в продаже.

Позади планеты всей

В конце 80-х умельцы вышли из подполья — появились первые кооперативы, занимавшиеся изготовлением туристического снаряжения. Идей и разработок было много, и хорошее снаряжение перестало быть дефицитом. Поскольку надувные лодки и палатки тогда пользовались большим спросом, чем истребители и автоматы Калашникова, на туристов стали работать оставшиеся без заказов военные заводы. Инвентарь делали из материалов, предназначенных для авиационной и космической техники. Титановые колышки для палаток уже никого не удивляли.

Если изготовители снаряжения быстро нашли своих клиентов, то организаторам поездок по России это так и не удалось. В турфирмах предпочитают работать на маршрутах, придуманных зарубежными коллегами, а не организовывать туры по Сибири или Дальнему Востоку. Сейчас более 90% ориентированных на массового потребителя компаний предлагают лишь заграничные поездки.

АЛЕКСАНДР МАЛАХОВ
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/338847
Tags: Прогресс-Регресс, СССР, ТОГДА И НЫНЕ, Ъ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments