Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Categories:

Беглая гвардия




Чтобы заставить мужское население России служить в армии, власти попеременно обращались то к кнуту, то к прянику. 95 лет назад председатель Совета народных комиссаров В. Ленин подписал постановление, в котором возвратившимся дезертирам было обещано прощение, а прочим — расстрел. Через год после появления этого документа в бегах находилась почти половина бойцов Красной армии.

Пожизненная защита отечества

Рекрутские наборы, как и все прогрессивное в нашей истории, придумал Петр I. Суть его нововведений заключалась в том, что все сословия должны поставлять государству определенное число военнослужащих. Если дворяне служили отечеству в обязательном порядке, то крестьяне отправляли в армию с каждой тысячи по пять человек, а в исключительных случаях до 70. Первоначально в армию призывали на всю жизнь, но постепенно срок службы сократился сначала до 25, а затем до 20 лет. Фактически молодые люди покидали свои деревни навсегда, а если и возвращались назад, то негодными к труду стариками. Неслучайно слово "инвалид", в XIX веке означавшее "ветеран", приобрело значение "калека". Отправка в армию была похожа на продажу крепостного новому владельцу, в роли которого выступало государство. От нового хозяина скрывались так же, как и от старого, благо страна была большая, и отлавливать обосновавшихся в приграничных областях беглецов государство было не в состоянии. Да и за бродягами уследить было непросто, поэтому среди нищих, воров и прочих маргиналов беглых солдат было не меньше, чем беглых крепостных.

Новые возможности для побегов появились после того, как российская армия начала выполнять свой "интернациональный долг" в Европе. Из русских частей, находящихся в австрийских и германских землях, в 1722-1731 годах бежало 6033 человека, что составляло 2-3% общей численности войск. Уходили дезертиры отнюдь не с пустыми руками. Интенданты сообщали, что сбежавшие прихватили с собой 2416 кремневых ружей, 2936 штыков, 1368 пар пистолетов, 3506 шпаг, 3925 гренадерских шапок, 2810 пар шпор и 18 барабанов. Дезертиры с кремневыми ружьями и барабанами пытались устроиться наемниками в европейские армии, поэтому российскому правительству пришлось озаботиться заключением договоров об их выдаче.

Из умеющих обращаться с оружием беглых солдат могли получиться высококлассные бандиты, поэтому наказывали дезертиров по полной программе. Их ждала или смертная казнь, или же избиение шпицрутенами, вырезание ноздрей и пожизненная ссылка на галеры. Правда, при добровольной явке смертная казнь заменялась каторгой, зато укрывателей и содержателей убежищ для беглых солдат казнили беспощадно. Чего только ни придумывало военное начальство для того, чтобы привязать солдат к их частям. Одно время рекрутов даже пытались клеймить, чтобы в случае побега дезертира можно было узнать с первого взгляда. В 1708 году стали мстить родственникам беглецов, отправляя их в ссылку. А священников, не сообщивших куда следует, что в приходе появился беглый солдат, штрафовали на 15 рублей — огромную сумму по тем временам. Однако ничего не помогало, и население всегда охотно помогало дезертирам.

В самовольной отлучке


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Перспектива получить котелок каши влекла на призывные сильнее, чем желание защитить социалистическое отечество. Зато после победы в Великой отечественной даже срочная служба в армии стала престижной


Реформировать армию решили отнюдь не по причинам гуманитарного свойства. Армия, солдаты которой служили в течение десятилетий, была страшно неповоротливой. В мирное время не хотелось кормить лишние рты, а во время войны оказывалось, что убитых и раненых некем заменить, поскольку нужно было не только умудриться набрать новых рекрутов, но и обучить их. В докладе по Военному ведомству, датированном 1 января 1863 года, говорилось: "Содержа в мирное время на службе до 798 194 человек регулярных войск, мы по огромному пространству государства... далеко не можем располагать этой силою для боевых целей, к каким можем быть вынуждены войною". Однако начать комплектование армии по новым правилам удалось лишь в 1874 году. Теперь воинская повинность стала всеобщей, то есть мужчинам в возрасте от 21 до 40 лет полагалось служить в армии. Правда, в реальности призывали далеко не всех, поскольку молодых людей было больше, чем требовалось. Действительная служба длилась шесть-семь лет, после чего солдаты увольнялись в запас, чтобы быть призванными с началом военных действий. Постепенно срок действительной службы сокращался, и к 1912 году он составлял уже три-пять лет.

К концу XIX века через действительную воинскую службу проходило не более 50% мужского населения страны, остальные освобождались на основании различных льгот. Однако с дезертирами по-прежнему поступали жестко. Для них не существовало понятия срока давности, поэтому даже глубокого старика могли арестовать за побег, совершенный им в молодости. Провести несколько лет в казарме казалось меньшим злом, чем до конца дней жить на нелегальном положении, поэтому число дезертиров уменьшалось. Изданная в 1915 году Военная энциклопедия благодушно сообщала, что "наибольшую группу бежавших образуют лица, охваченные какой-либо страстью. Побеги под влиянием половой страсти совершаются преимущественно в весенние месяцы". Да и само слово "дезертир" исчезло из армейских уставов. На официальном языке дезертирство теперь называлось побегом или же самовольной отлучкой.

Национальный вопрос


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ

Число людей, имеющих право не стрелять, росло год от года. В армию не призывали священнослужителей и ветеринаров, единственных кормильцев семьи и преподавателей ряда учебных заведений, востоковедов и особо талантливых студентов Академии художеств. Не должны были ходить строем и жители отдаленных частей империи — Камчатки, Сахалина, Якутии и т. д., а также представители полукочевых народов, которым было сложно научиться русскому языку и освоиться с жизнью в казарме. Конечно же, с тех народов, которых не призывали в армию, пытались собирать специальные налоги, но объяснить кочевнику, что он должен отдать несколько песцовых шкурок в качестве "отмазки", было затруднительно.

Какое-то время в солдаты не брали и евреев, однако в 1827 году они лишились этой привилегии. При этом их стали призывать с 12-летнего возраста (другим призывникам было не меньше 20). Совершеннолетних еврейских рекрутов сразу же отправляли в часть, а детей помещали в специальные школы по подготовке к воинской службе. В них запрещалось говорить на родном языке, к тому же располагались они на Урале, в Сибири, или в Поволжье, то есть в сотнях километров от черты оседлости — это способствовало быстрой ассимиляции призывников. Насильственные крещения рекрутов-иудеев были повсеместным явлением. При крещении ребенок получал новое имя и "исчезал", поскольку родственники, не знавшие этого имени, не могли с ним связаться.

Само собой разумеется, еврейские семьи предпринимали все мыслимое и немыслимое для того, чтобы их ребенок не оказался в числе рекрутов. Способов для этого было немало. Некоторые семьи перебирались в губернии Царства Польского или же в Бессарабию, поскольку оттуда евреев не забирали. Кроме того, можно было выкупить своего ребенка, отправив вместо него кого-нибудь другого. Чаще всего в армии оказывались сироты и дети из малоимущих семей, нередко малолетние. Дело в том, что возраст рекрутов определялся на основе свидетельских показаний, и лжесвидетельство было доходной профессией.

Вокруг призыва в армию кормилось немало мошенников, с одним из которых пришлось познакомиться Н. С. Лескову, начинавшему свою карьеру с чиновничьей службы. Случилось следующее, один еврей заплатил приличную сумму другому, чтобы тот согласился пойти в армию вместо его малолетнего сына. Однако получивший деньги заявил, что хочет креститься, а по закону христианин не мог служить в армии вместо иудея. Это была совершенно беспроигрышная комбинация, поскольку государство всячески поощряло добровольные крещения неправославных подданных. В описанном Лесковым случае все закончилось благополучно, поскольку возмущенные чиновники обратились за помощью к митрополиту Киевскому Филарету (Амфитеатрову). Митрополит признал мошенника недостойным крещения, и тому пришлось-таки идти в армию вместо ребенка — предоставить уже оплаченную услугу. Однако столь благополучный исход дела был скорее исключением, чем правилом.

Аналогичные методы — рекрутский набор детей и добровольно-принудительное крещение — применялись и в отношении волжских татар. Однако после того как в 1874 году был принят закон о всеобщей воинской обязанности, армию перестали использовать как средство ассимиляции еврейских и татарских детей. Предлагалось даже вовсе не призывать евреев, а обложить их специальным налогом в пользу армии, однако еврейские общины выступили против этого проекта, и он так и не стал законом.

Армия дезертиров


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
До 1918 года священник мог служить в армии только по специальности

Развал российской армии начался во время первой мировой войны. Это только в первые ее месяцы все мечтали о великих подвигах, и гимназисты убегали из дому, чтобы попасть на фронт и бить врага. После первых поражений военная романтика померкла, и солдаты ударились в бега. К тому же революционеры-агитаторы начали свою антивоенную пропаганду, которая выставляла дезертиров чуть ли не национальными героями. В результате, если в августе 1917-го дезертиров было 365 тыс., то к началу зимы их количество увеличилось почти до 2 млн.

Вернувшиеся в столицы идейно подкованные дезертиры активно включились в политическую жизнь. Без них невозможно представить себе большевистскую революцию. Поэтому, кстати, в советское время о дезертирах первой мировой было принято говорить с симпатией. "Неправильно рассматривать всю массу дезертиров как шкурников: уклоняясь от призыва или покидая свою часть, дезертир становился во враждебное отношение к царскому правительству и обычно навлекал на себя репрессии государственного аппарата. Дезертирство было протестом широких масс, в первую очередь крестьянских, против войны, против ее целей и против всего режима в целом",— написано в первом издании Большой советской энциклопедии.

От добровольчества к заградотрядам


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Всю Гражданскую войну облавы оставались самым эффективным способом формирования Красной армии


Российские марксисты были людьми штатскими и весьма смутно представляли себе, что такое армия и как она функционирует. Да и сам Карл Маркс полагал, что регулярная армия при социализме не нужна — можно просто вооружить народ. Считалось, что при приближении неприятеля крестьянин бросит пахать и достанет спрятанный в сарае пулемет, а отстрелявшись, снова вернется к мирному труду. Поверив Марксу, большевики принялись, не щадя сил, разрушать прежнюю армию, параллельно формируя отряды вооруженных рабочих, которые назывались Красной гвардией. Рабочие шли в эти отряды добровольно, а командиры выбирались или же назначались военно-революционным комитетом компартии. Но во всем этом военном строительстве было что-то от игры в казаки-разбойники. Удержать с такой армией власть нечего было и думать.

Будучи в оппозиции Временному правительству, большевики могли сколько угодно резвиться, создавая Красную гвардию, но, придя к власти, они с удивлением обнаружили, что необходимо не только продолжать войну, которую вела Россия, но и сражаться с политическими противниками. Крестьянин с пулеметом в сарае для этого совсем не годился, поэтому уже в январе 1918 года появился декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). Она комплектовалась на добровольной основе, но брали туда далеко не всех: буржуев, например, не принимали, хотя, по правде говоря, не очень-то им и хотелось. На первых порах в РККА не было командиров, поскольку еще в 1917 году появился декрет, уравнивающий в правах всех военнослужащих.

Поскольку добровольцев катастрофически не хватало, большевикам все-таки пришлось вернуться к идее всеобщей воинской повинности. Для начала было решено создать 30 новых дивизий, призвав в армию 1 млн 350 тыс. человек. Введение обязательного призыва привело к резкому росту числа отказников и дезертиров. В апреле 1918 года московский военный комиссариат сообщил, что вместо ожидаемых 52 260 человек на призывные пункты явилось всего лишь 15 283. За период с 1918 по апрель 1919 года, когда было объявлено о мобилизации 3 млн человек, на призывные участки не явилось 917 тыс. призывников, то есть почти треть.

В этой ситуации большевики предпочли забыть, как они в совсем недавно агитировали за дезертирство и добровольческий принцип формирования армии,— тех, кто отказывался служить, объявили врагами народа. Главным сторонником жестких мер был Лев Троцкий, предпочитавший дезертиров расстреливать. Если же их было слишком много, то расстреливали не всех, а каждого десятого. К расстрелам социально близких элементов еще не привыкли, и вопрос о поведении товарища Троцкого был вынесен на заседание политбюро. Правомерность применения расстрелов отстоял Ленин. Впоследствии Троцкий вспоминал, что Ильич выдал ему своеобразную индульгенцию, в которой было написано следующее: "Товарищи! Зная строгий характер распоряжений тов. Троцкого, я настолько убежден в правильности, целесообразности и необходимости для пользы дела даваемого тов. Троцким распоряжения, что поддерживаю это распоряжение всецело. Ульянов-Ленин". Если верить Александру Дюма, то подобную бумагу кардинал Ришелье выдал Анне Кларик (более известной как Миледи) — там говорилось, что все, сделанное подателем сего документа, сделано во благо Франции. В истории российских вооруженных сил много от французских романов.


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
За борьбу с дезертирами в Красной армии отвечал Лев Троцкий. Главным методом борьбы он избрал расстрел


В борьбе с дезертирами красные вожди проявляли незаурядную фантазию. Так, в одном из приказов Троцкий предлагает нерасстрелянных дезертиров возвращать в часть, обязав их носить специальные черные воротнички, чтобы все солдаты знали, что за любую оплошность такого человека следует убить без пощады. Впрочем, чтобы быть убитым своими, не обязательно было щеголять в черном воротничке. При поступлении в армию солдаты подписывали документ, где, в частности, значилось следующее: "Если же на поле брани, где я буду призван исполнять свой долг, я побегу, то считаю обязанностью каждого честного воина, заметившего этот позорный поступок, расстрелять меня на месте". В одном из подписанных Лениным приказов о мобилизации прямо говорилось, что мобилизованные должны быть связаны круговой порукой: если бежит один, то отвечают за него те, кто остался. Однако более эффектным ходом было объявление заложниками членов семей красноармейцев. При этом семействам простых солдат дезертирство кормильца грозило в основном экономическими санкциями вроде конфискации земли, скота и инвентаря, а жен и детей пошедших на службу к большевикам офицеров арестовывали.
В декабре 1918 года Совет рабоче-крестьянской обороны принял постановление "О дезертирстве", согласно которому была образована специальная комиссия, которая организовала настоящую охоту на беглецов. В прифронтовой полосе стали действовать заградительные отряды и специальные кавалерийские части, в число которых входил дивизион имени Троцкого (его еще называли "Тайным дивизионом") и отряд "Черная сотня". Однако все эти меры успеха не принесли, и в начале 1919 года количество сбежавших красноармейцев или же просто не явившихся на призывные участки приблизилось к 50% от общей численности армии. Стало понятно, что репрессии не помогают формировать вооруженные силы, а лишь увеличивают недовольство населения.
Постепенно большевистские военачальники научились сочетать кнут и пряник. Показательные расстрелы, которые чередовались с амнистиями явившимся с повинной дезертирам, отбивали охоту уходить в бега. В первой половине 1920 года добровольно вернулись в свои части 556 тыс. человек, еще полмиллиона задержали во время облав. К концу Гражданской войны удалось если и не справиться с дезертирством, то по крайней мере удерживать его на более или менее приемлемом уровне. С течением времени беглецов и отказников становилось все меньше. Объяснялось это тем, что служба в армии была не только обязанностью, но и определенной привилегией. К службе не допускалась городская и деревенская буржуазия, кулаки. Скрыться от призыва и пополнить таким образом ряды изгоев хотели немногие.

Идейные отказники


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
В предвоенные годы Красную армию любили. К тому же военная форма по сравнению с гражданским платьем выглядела на молодых людях даже элегантно


И до и после революции были люди, которые считали невозможным служить в армии по идейным и религиозным соображениям. В Российской империи правом не служить пользовались православные священники, затем эта привилегия была распространена и на другие христианские конфессии, включая старообрядцев, а еще позже на мулл, лам и раввинов. Однако приверженцы религиозных течений, считающие войну грехом и отказывающиеся брать в руки оружие, никаких льгот не имели и стройными рядами отправлялись на каторгу, где проводили от трех до шести лет.

Формируя РККА, большевики пытались все делать не так, как было при проклятом царизме. Православных священников стали призывать на военную службу, мотивируя это тем, что церковь от государства отделена, зато отказывавшимся брать в руки оружие сектантам власть пошла навстречу. "Эти общины,— писал В. Д. Бонч-Бруевич,— давным-давно проникнуты антимилитаристическим духом, причем отрицание военщины во всех ее видах и проявлениях входит неотъемлемым знаком в их миро-жизне-понимание... Все предыдущие царистские правительства... не останавливались ни перед расстрелами, ни перед длительными мучениями в дисциплинарных батальонах, ни перед ссылками целых групп населения и заключением в тюрьмах, ни перед медленной казнью путем ужасающего систематического сечения молодых солдат. Люди эти были тверды в своих убеждениях и умирали десятками, замученные представителями старой власти".
Человеком, которому большевики доверили решать судьбу отказавшихся от военной службы, был бывший секретарь Льва Толстого В. Г. Чертков. Экспертные заключения, сделанные с оглядкой на "зеркало русской революции", давали особо идейным сектантам право не брать в руки оружие. Однако просуществовала эта система недолго. В 1926 году Владимир Маяковский, всегда хорошо чувствовавший, откуда дует ветер, написал стихотворение, которое называлось "Лев Толстой и Ваня Дылдин", где были такие, например, строки: "Этаким непротивленцам я б под спину дал коленцем". В конце концов власти сделали воинскую службу обязательной для всех. Отказников, как это уже было при проклятом царизме, стали отправлять на каторгу.

Беглец с пулеметом


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Войне на Восточном фронте солдаты Третьего рейха предпочитали больничную койку. Поэтому всех раненых тщательно обследовали на предмет самострела


В 30-е годы армию любили. Милитаризованная советская жизнь с бесконечными военными учениями, противогазами, самолетами и прыжками с парашютом делала армейскую службу престижной. К тому же военная форма по сравнению с другими изделиями советской легкой промышленности смотрелась очень даже элегантно и нравилась девушкам. Кроме того, армию неплохо снабжали, и для многих казарма ассоциировалась с сытной кормежкой. А тем, кто не хотел служить, деваться было некуда: в условиях паспортной системы дезертирство или отказ от военной службы фактически означали переход на нелегальное положение.

Во время второй мировой войны число дезертиров, естественно, выросло. Причины были разные — от нежелания рисковать жизнью, до антисоветских убеждений. Многие бежали, столкнувшись с обстоятельствами случайного характера, например, отстав от части и опасаясь ареста. Дальнейшая судьба этих людей определялась законами русской рулетки: одни были расстреляны заградотрядами, другим удалось переждать опасное время и дожить до конца войны. По официальным данным, общее число "уклонистов" составило 1 487 834 человек, из них более 858 тыс. отправили обратно в часть, а 626 тыс. арестовали. За самовольное оставление части и уклонение от воинской службы было осуждено 37 650 человек. Однако обошлись с ними сравнительно мягко. Летом 1945 года политбюро утвердило указ президиума Верховного совета "Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией", по которому были отпущены на свободу многие дезертиры. Характерно то, что его действие распространялось на укрывавшихся и уклонявшихся от воинской службы, в то время как попавшие в плен и, соответственно, обвиненные в шпионаже, под эту амнистию не попадали.

В первые послевоенные годы служба в армии по-прежнему оставалась престижной, и число отказников и дезертиров было сравнительно невелико. Однако по мере изменения общественных настроений популярность военной службы начинает падать. Все больше молодых людей стремятся поступить в вузы или пойти работать на дающие "бронь" оборонные заводы исключительно для того, чтобы избежать призыва. Благополучные родители стали регулярно водить своих мальчиков в поликлинику и следить за тем, чтобы их соответствующие жалобы были зафиксированы в медицинской карте. Тем же, кто не смог "откосить", приходилось терпеть характерные тяготы службы в советской армии, но терпения хватало не всем.

СМИ не сообщали о сбежавших солдатах, однако слухи о таких побегах ходили постоянно. Например, летом 1976 года два эстонских пограничника не просто ушли из части, но захватили с собой автоматы и расстреляли туристов, спящих в палатках неподалеку. Зачем им понадобилась это, неизвестно. Другие дезертиры действовали более рационально. Так, в конце 1981 года два вооруженных автоматами беглеца взяли в заложники 25 школьников и потребовали выдать загранпаспорта, визы и организовать самолет в США. А через три года группа вооруженных дезертиров (у них был даже ручной пулемет) ворвалась в самолет и потребовала лететь в Пакистан.

Сообщения о таких случаях стали попадать в прессу лишь с середины 1980-х годов. Тогда стало казаться, что количество беглецов стремительно растет. Так это или нет, сказать трудно: точное число дезертировавших в разные годы неизвестно. Сейчас в бегах находится, по некоторым данным, 1500-1800 человек. И трудно надеяться, что уровень дезертирства сильно уменьшится раньше, чем в России будет профессиональная, а не набранная на основании всеобщей воинской обязанности армия.
АЛЕКСАНДР МАЛАХОВ

ТЮРЬМА НАРОДОВ
М. Н. Абаев. Справочная книжка о льготах по образованию, семейному положению, также кто освобожден от службы в войсках по телесным недостаткам, по званию, роду занятий и о переселенцах. Отсрочки, программы и правила военных учебных заведений и вольноопределяющихся. Киев, 1901
1. К числу местностей и населений, на которые... воинская повинность не распространяется, относятся: 1) Приморская и Амурская области, Среднеколымская, Верхоянская и Вилюйская округи Якутской области...
2. В случае перехода в одну из поименованных в предыдущей статье местностей лица, имеющие при этом более 15 лет, отбывают воинскую повинность на общем основании, как если бы отбывали ее в европейской России; в противном же случае, то есть переселившиеся в возрасте менее вышеуказанного, совершенно освобождаются от воинской повинности...
3. Поступление на службу по призывам решается жребием, который вынимается единожды на всю жизнь. Лица по номеру вытянутого ими жребия, не подлежащие поступлению в постоянные войска, зачисляются в ополчение.
4. Не допускаются к воинской повинности и на службу не принимаются лишенные всех прав состояния или всех особенных прав и преимуществ...
5. Отбыть воинскую повинность можно двояким способом: а) по жребию или б) на правах вольноопределяющихся; оба эти способа равно обязательны, но исполнять повинность вторым способом могут только лица, удовлетворяющие определенным условиям образования...
12. Из лиц, подлежащих поступлению на службу по жребию, освобождаются от оной те, которые вследствие телесных недостатков или болезненного расстройства совершенно неспособны к военной службе; из сего исключаются, однако, умышленные членовредители, во всяком случае, обращаемые в войска.

ПОЧЕТНАЯ ОБЯЗАННОСТЬ
Докладная записка представителей Виленской еврейской общины по поводу постановления Комиссии Государственной обороны от 8 марта 1911 года о внесении в Государственную думу особого законопроекта о порядке отбывания евреями воинской повинности.
Комиссия Государственной обороны 8 марта 1911 года постановила внести в Государственную думу особый законопроект о порядке отбывания евреями воинской повинности. Этот законопроект, как было высказано в означенной комиссии и в печати, имеет целью лишить евреев права отбывать личную воинскую повинность и заменить ее денежными взносами на том основании, что солдаты евреи будто бы имеют вредное влияние на своих нееврейских товарищей и что к тому же евреи-де уклоняются от отбывания воинской повинности.
Усматривая в вышесказанном постановлении и его мотивировке возмутительное, ничем не оправдываемое оскорбление, нанесенное патриотическому чувству русского еврейства, мы, нижеподписавшиеся представители разных виленских общественных, просветительных и благотворительных учреждений, считаем нашим священным долгом точно и ясно доказать несостоятельность постановления вышеозначенной комиссии на основании проверенных цифровых данных, почерпнутых из официальных источников, равно и общеубедительных логических соображений...

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА
Высочайше утвержденный и одобренный Государственным советом и Государственной думою закон 23 июня 1912 года.
Статья 46. Освобождаются от воинской повинности:
1) священнослужители всех христианских вероисповеданий;
2) православные псаломщики, окончившие курс в духовных училищах, а также в Бийском миссионерском катехизаторском училище, псаломщических школах, училище пастырства в Житомире и школах церковно-учительских;
3) настоятели и наставники старообрядческих и сектантских христианских общин, утвержденные в сих должностях подлежащею правительственною властью;
4) утвержденные подлежащею правительственною властью, согласно установленным законом штатам:
а) лица высшего магометантского духовенства...
б) из числа приходского духовенства по округам Таврического духовного правления и Оренбургского духовного собрания... — хатыпы, имамы и муллы, а также маязины, избранные на эту должность в возрасте не моложе 22 лет;
5) академики, адъюнкты, профессора, прозекторы и их помощники, лекторы восточных языков и доценты ученых учреждений или высших учебных заведений, а также из числа приват-доцентов этих учреждений или учебных заведений те, кои по поручению факультетов читают обязательные курсы...
6) пансионеры Императорской академии художеств, отправляемые за казенный счет за границу для усовершенствования в художественном образовании...

ИСКУССТВО — ПОД РУЖЬЕ
Воинская повинность и консерватория. Одесса, 1915.
В #9798 "Одесских новостей" от 15 августа 1915 года есть статья о консерватории, где сказано, что администрация консерватории будет жаловаться... если отсрочки от воинской повинности не будут даваться достаточно широко...
Вся Россия отдает родине самое дорогое: мать —сына, жена — мужа... Уже призваны единственные сыновья; взяты близорукие; без зубов, без пальцев; переосвидетельствованы больные. А консерватория, переполненная молодыми людьми призывного возраста, будет жаловаться. Может быть, она заставила их делать снаряды? Или учит тактике, фортификации, артиллерии? Медицине, наконец? Потому что кому же сейчас нужна музыка? Повсюду музыкальная консерватория, а пред нашей консерваторией толпа народу запруживает всю улицу, так как здание уже не может вместить желающих, и очередь тянется на несколько кварталов.
Может быть, там очень хорошо учат? Едва ли, так как многие ученики туда не ходят весь год... Да и зачем учить? Южане способны, выучатся и сами, тем более что профессора... также необразованны музыкально.
Учащиеся платят деньги, а консерватория будет раздавать дипломы и укрывать от воинской повинности.

ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ МЕРЫ
Постановление Совета рабоче-крестьянской обороны от 25 декабря 1918 г.
В то время как основная масса рабоче-крестьянской Красной Армии честно борется на фронте, стойко перенося все тяготы, сопряженные с военными действиями в зимнюю пору года, некоторые порочные, а подчас и несознательные элементы самовольно отлучаются из частей и отправляются в глубокий тыл или места своего постоянного жительства.
Признавая такое явление одним из самых тяжких и позорных преступлений и находя необходимым обратить всю энергию государственной власти для борьбы с ним, Совет рабоче-крестьянской обороны предписывает всем советским учреждениям немедленно приступить к повсеместному розыску дезертиров и передаче их в руки власти.
Одновременно на Революционный совет Республики возлагается:
I. Не приостанавливая начатой борьбы с дезертирством, принять меры к тому, чтобы те дезертиры, которые в течение двухнедельного срока со дня опубликования особого приказа добровольно явятся в распоряжение военных властей, были освобождены от наказаний при непременном, однако, зачислении добровольно явившихся из отлучки в войсковых частях на особый учет, с тем чтобы в случае нарушений революционного долга они подвергались законной каре в высшей ее степени сравнительно с виновными в тех же проступках и преступлениях остальными солдатами Красной Армии.
II. Для непосредственного осуществления мер для борьбы с дезертирством:
5. Развить при ближайшем участии Всероссийского бюро военных комиссаров и военного отдела издательства Всероссийского центрального исполнительного комитета путем митингов и печати широкую и всестороннюю агитацию среди населения, с тем чтобы создать среди трудовых его масс, и прежде всего в рядах Красной Армии, отчетливое понимание всей преступности дезертирства при трудных условиях настоящего времени, в коих находится страна.
6. Установить наказуемость: 1) пойманных дезертиров в пределах денежных вычетов (в утроенном размере причитавшегося им за время отсутствия части содержания) до расстрела включительно и 2) всех укрывателей дезертиров, председателей домовых комитетов и хозяев квартир, в коих будут обнаружены укрывающиеся в виде привлечения к принудительным работам на срок до пяти лет...

ПРИМЕТЫ ВРЕМЕНИ
Немецко-фашистские симулянты и шкурники
Конфиденциально
Только для внутреннего пользования
Дивизионный врач 15-й дивизии
15.8.42
Всем батальонным врачам
За последнее время в дивизии учащаются случаи симуляции и самострела, проводимые с целью дезертирования с линии фронта. Эти симулянты и шкурники прибегают при этом к такого рода симуляциям, которые даже опытными врачами не могут быть отличимы от истинных заболеваний.
Особенно широко ими используются следующие:
1. Дизентерия и тяжелые случаи поноса, получаемые вследствие употребления натощак большого количества овощей; если имеется под рукой пиво, пьют холодное пиво с огурцами.
2. Порок сердца получается вследствие длительного жевания свежего табака или русской махорки. Отсюда потеря дыхания, замирание сердца, сердечные колотья, перебои пульса, рвота.
Подобные симптомы порока сердечной деятельности достигаются тоже через длительное курение черного чая.
3. Значительные опухоли конечностей (седема)... как при болезни почек, достигаются через 3-4 дня после введения в желудок крепкого солевого раствора, в то время как по возможности ограничивается потребление других жидкостей и продуктов питания.
4. Закупорка вен, получаемая вследствие перетягивания подколенных сгибов ремнем или веревкой; на конечностях ног получаются отеки, похожие на почечные.
5. Сыпь, которая возникает вследствие интенсивного и длительного втирания в кожу керосина, скипидара, кислоты, в особенности, если данный участок кожи загрязнен.
Как раз подобные симулянты на длительное время исчезают в этапных лазаретах и у себя на родине.
6. Ишиас и "ведьмин прострел", прекрасно разыгрываемый многими симулянтами последовательным хроманием, жалобами на резкие боли в области крестца и ягодичной селадии. Эти симулянты прекрасно знают, что, если врач поднимает "больную" ногу и резко вытянет ее... нужно при этом испытать боль и вскрикнуть, в то время как при сгибании коленного сустава боль прекращается.
7. Дрожь и тики после шока и контузии.
В случае, если симулянт проделывает свои подергивания шеей или головой при разговоре, то симуляцию от истинного заболевания отличить просто невозможно. Эти симулянты могут годами разыгрывать свою роль.
8. Выпадение прямой кишки, возникающее, если в течение многих дней человек начинает поглощать значительное количество теплой мыльной воды с одновременным поднятием тяжестей.
9. Растяжение связок и перелом кости достигается обычно пропусканием через свою ступню колеса автомашины или повозки.
10. "Выстрел на родину" (самострел).
Так как самострел руки легко обнаруживается через осевшие на рану крупинки сгоревшего пороха, в настоящее время участились случаи прострела ноги через сапог. По подобному выстрелу невозможно определить, был ли произведен выстрел с близкого расстояния, так как кожа обуви задерживает на себе продукты горения пороха и рана получается не зачерненной.
Эти десять вариантов симулятивных действий в последний месяц значительно участились, чем еще больше повышают уровень больных и раненых, находящихся в наших полевых и этапных госпиталях.
Многие из этих так называемых больных и раненых были отправлены на родину, где они растворились в запасных частях.
Так как вышеперечисленные варианты симуляции (от одного до 10) не отличимы никакими медицинскими экспертизами от подлинных заболеваний, я обращаюсь ко всем частям, вплоть до отдельных подразделений, во время саносвидетельствования апеллировать к национальному чувству ответственности, долга и народной стойкости каждого осматриваемого. Каждый германский солдат должен на сегодня осознать, чем он обязан всей массе германского народа.
Данная копия для принятия и руководства.
Мне доносить о всех случаях подобных происшествий.
Швех.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/434260
Tags: Германия, СССР, ТОГДА И НЫНЕ, Ъ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments