Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Category:

"За сожительство с командиром Евдокия Бардак получила орден и две медали"

В опубликованных в 1969 году воспоминаниях маршала Советского Союза Андрея Еременко рассказ о том, за что товарищ Бардак получила медали "За боевые заслуги" и "За отвагу", отсутствует. И это не единственный эпизод, изъятый цензурой из книги Еременко. Рукопись мемуаров с печатной версией сравнивал обозреватель "Власти" Евгений Жирнов.



Воспоминания Андрея Еременко, написанные на основе фронтовых дневников маршала безыскусным солдатским слогом, конечно, нуждались в литературной правке. Но вместо этого военные цензоры переписали книгу на цековском диалекте канцелярского языка, убив в ней все живое и человеческое. А главное, после этой правки исчезла правда о войне.

В нашем распоряжении оказалась лишь одна глава первоначального текста мемуаров маршала Еременко, которая начинается с его назначения 3 февраля 1944 года командующим Отдельной Приморской армией вместо не оправдавшего надежд генерала армии Петрова. Войска Приморской армии дважды — в декабре 1943 года и в январе 1944 года — пытались начать наступление в глубь Крыма с плацдарма на Керченском полуострове, и оба раза безуспешно. Еременко прежде всего предстояло выяснить причины неудач.

"Командиры занимались очковтирательством"

В развернувшихся боях,— говорилось в книге Еременко "Годы возмездия. 1943-1945",— корпус не смог выполнить поставленной задачи... Управление и связь были налажены недостаточно хорошо, в результате командир полка, а тем более командир дивизии не могли действенно влиять на ход боевых действий и своевременно информировать штаб армии. (Здесь и далее курсивом набраны цитаты из опубликованного текста.)

В рукописи этот эпизод выглядит совсем иначе:


С мемуарами маршала цензоры поступили так же, как в свое время скульптор Матвей Манизер с самим Еременко: немного приукрасили действительность

"В этих боях корпус понес большие потери, но задачи не выполнил. Почему?..

Отдельные командиры полков и батальонов не наблюдали за полем боя, не видели своих боевых порядков, руководили боем по телефону, отсиживались в блиндажах далеко от переднего края. А при докладах высшему командованию занимались очковтирательством, говорили, что подразделения успешно атакуют противника, в то время как подчиненная им пехота не поднималась в атаку. Например, командир 777-го полка майор Джафаров за время операции ни разу не был на своем наблюдательном посту, а находился в 2,5 км от боевых порядков полка... Джафаров докладывал, что 777-й полк и его сосед — 691-й стрелковый полк — успешно наступают (оба полка 383-й стрелковой дивизии). Командир 16-го стрелкового корпуса генерал-майор Провалов, не зная обстановки, ввел для развития 'успеха' дивизии 779-й стрелковый полк. Командир полка, не зная, где находится противник, попал под огонь и сильно пострадал. Такие случаи имели место и в других полках".

Еще один эпизод, не красивший Красную Армию, был выброшен вовсе:

"При проверке с 22 по 25 февраля 890-го и 242-го гвардейских стрелковых полков ночных пропусков в подразделениях не было. Особенно плохая организация охраны переднего края была в 4-й роте 890-го полка, где на всем фронте обороны роты проверяющими не было обнаружено ни одного часового, а в траншеях не было ни одного человека. Два ручных пулемета, стоящих на огневых позициях, были без прислуги. Дежурный по роте, пулеметчики и наблюдатели находились в блиндажах.




В своих воспоминаниях Еременко упоминает Сталина чуть ли не на каждой странице. В опубликованном варианте имя вождя народов почти не встречается

Эти безобразия возмутили меня до глубины души".

Пером и ножницами цензоры прошлись по части рукописи, рассказывающей правду о "сталинских соколах":

Мы встретились с командующим 4-й воздушной армией Константином Андреевичем Вершининым. В этот же день я постарался ближе познакомиться с офицерским составом воздушной армии, узнать нужды и запросы авиаторов и одновременно поставил перед ними конкретные задачи по поднятию дисциплины в подразделениях, дал необходимые советы.

"Затем я перешел к недостаткам, имеющим место в 4-й воздушной армии. В армии некоторые командиры и летчики проявляли недисциплинированность, в некоторых полках отсутствовала боевая готовность номер один.

Чем же тогда объяснить, если не этим, что 28 февраля истребительная авиация опоздала на перехват противника? Бомбардировщики противника были засечены еще при подходе к ак-монайским позициям. Сразу же была вызвана истребительная авиация, чтобы встретить врага и сорвать его замыслы. Однако этого не случилось, так как только через 20 минут наши истребители появились в том месте, где противник бомбил порядки нашей армии. На пять минут прилетели позже того, как самолеты противника, сбросив бомбы, улетели обратно. Причем такие случаи не единичные. Более того, можно было наблюдать такие случаи, когда наша истребительная авиация уклонялась от встречи с противником, не вступала с ним в бой, проявляла трусость...

Надо сказать, что у нас не изжиты случаи, когда наши бомбардировщики сбрасывают бомбы по пустому месту. Нет точного бомбометания. Нужно учиться этому искусству".

"Полевых ровиков совершенно недостаточно"




Приморская армия, которой командовал генерал Петров (справа), дважды пыталась начать наступление в глубь Крыма, и оба раза безуспешно. Еременко предстояло выяснить причины неудач

Цензоры сильно смягчили и то, что маршал считал важными, если не главными, причинами неудач:

Дни с 24 по 26 февраля я провел в частях 414-й (командир генерал-майор В. С. Дзабахидзе), 242-й (командир генерал-майор В. Б. Лисинов) стрелковых дивизий и 83-й отдельной морской бригады (командир полковник П. А. Мурашов)...

К сожалению, в этих соединениях также не все обстояло благополучно — главным образом в отношении материального обеспечения войск. В ряде подразделений не соблюдались санитарные требования. Не всегда регулярно доставлялась вода, были трудности с ее кипячением и хлорированием.

"В этих соединениях особенно много безобразий. Территории расположения частей и соединений чрезвычайно загрязнены. Полевых ровиков совершенно недостаточно. Территории 1375-го и 1371-го стрелковых полков, 414-й стрелковой дивизии так загрязнены каловыми массами, что нельзя пройти. В 144-м батальоне 83-й отдельной морской бригады валяются трупы вражеских солдат и животных, которые разлагаются и являются источниками распространения болезней".

Я обратил внимание начальника тыла армии генерал-майора Александра Михайловича Пламеневского и начальника санитарного отдела армии генерал-майора Николая Ивановича Завалишина на необходимость улучшения контроля в вопросах обеспечения войск и выполнения санитарных норм...

"Из беседы с бойцами и при личной проверке я установил, что имелись случаи недодачи бойцам положенных норм хлеба, сахара, табака и водки... А при наличии достаточного ассортимента продуктов пища приготовляется однообразная и только один-два раза в день, в то время как имеются необходимые условия пищу готовить три раза в день и подавать бойцам горячую. Причем нормы выдачи готовой пищи незаконно уменьшались... В 414-й стрелковой дивизии и 83-й отдельной морской бригаде бойцы совершенно не получают горячего чаю.


"При личной проверке и из беседы с бойцами я установил, что пища приготовляется однообразная"

Продукты плохо хранились, много портились... Санитарное состояние пищевых хранилищ неудовлетворительное, территории вокруг них загрязнены. Элементарные правила личной гигиены работниками пищевых объектов не соблюдаются.

В соединениях имелись случаи, и нередкие, кишечных заболеваний. Обнаружив такие безобразия, я приказал командирам дивизий некоторых работников пищевых объектов снять с должности. Начальнику санитарного отдела Отдельной Приморской армии генерал-майору медслужбы Завалишину приказал назначить комиссию и расследовать, составить акты этих вопиющих и нетерпимых безобразий..."

При посещении войск выяснилось также, что не хватало штыков к винтовкам и магазинов к автоматам. Пришлось заняться и этим вопросом и затребовать недостающее количество в Главном артиллерийском управлении...

"Картина была трагическая. Так, обеспечение штыками равнялось 10%, магазинами к автоматам — 63% (из расчета два магазина), магазинами к пулеметам РП — 82%.

Я приказал немедленно наличные на складах армии штыки и магазины выдать частям. Позвонил в Главное артиллерийское управление и попросил отпустить нам магазины, штыки и т. д. За счет этого к 8 марта мы имели обеспеченность штыками на 22%, по магазинам — на 80%. Вот какое безобразие творилось, какая страшная запущенность во всех звеньях".

"Родина снабжает, а подлецы воруют"

Когда речь в рукописи зашла об армейском казнокрадстве, цензоры пошли на откровенный подлог.

Хочется особо подчеркнуть большой и многосторонний опыт В. А. Баюкова. При создании самостоятельных органов тыла Красной Армии он, как способный самостоятельный работник, был назначен комиссаром управления тыла Красной Армии и, таким образом, сочетал знания специфики службы снабжения войск с ценными качествами партийно-политического работника.

"5 марта я послал шифровку на имя верховного главнокомандующего, в которой доносил:




"Недостача сухарей составила 27 500 кг. Я решительно повел борьбу с расхитителями продовольствия"

'На складах обнаружены хищения, которые выражались, по предварительным подсчетам, в сумме 200 млн рублей...

В связи с тем, что член военного совета Отдельной Приморской армии генерал-майор Баюков, при котором были заведены эти беспорядки и нарушения, теперь не может по-настоящему реагировать и исправлять их, прошу ставку верховного главнокомандования отозвать тов. Баюкова с занимаемой должности. А прислать сюда такого человека, который был бы чист душой и мог бы быть мне настоящим помощником в наведении порядка в армии'".

Военным советом армии был проведен ряд мероприятий с целью наладить работу органов тыла, упорядочить материальное обеспечение войск... Отдельные расхитители социалистической собственности были преданы суду военного трибунала, дела их рассматривались на открытых заседаниях.

"До моего принятия армии в ней было страшное воровство, хищение продуктов, обмундирования и фуража. Так, за период только октябрь—декабрь месяцы 1943 года недочеты по двум армейским складам... по основным видам продовольствия выражались в 347 тоннах...

В конце января 1944 года из города Краснодара на станцию Сенную прибыл транспорт с продуктами и водкой. Сопровождающий красноармеец в пути следования украл 20 литров водки, а в Сенной с работником склада 1285 Розенблатом составил акт на бой водки в количестве 80 литров. 60 литров водки Розенблат взял себе.




"В ряде подразделений не всегда регулярно доставлялась вода, были трудности с ее кипячением и хлорированием". А там, где была вода, воровали мыло

Пом. командира роты литер 'Б' лейтенант Гуменюк совместно со старшиной роты Олениным в декабре, во время разгрузки мыла на Сенной, украл 24 ящика мыла по 50 кусков в каждом ящике. Красноармейцами роты обслуживания было украдено пять мешков муки и 20 мешков картофеля.

Эти и подобные им случаи говорят, что Родина снабжает армию всем необходимым хорошо, а подлецы воруют и поэтому продукты своевременно людям не поступают.

25 января 1944 года на продскладе 2517 в Маяке была обнаружена следующая недостача: сухарей — 27500 кг, спичек — 7000 кор., масла растительного — 1037 кг, мяса копченого — 270 кг, мяса соленого — 900 кг, сахара — 419 кг, мыла хозяйственного — 673 кг. Зав. хранилищем 2517 старшина Шапиро в конце января не оприходовал прибывшую колбасу (2000 кг) и 64 ящика спичек...

Я решительно повел борьбу с расхитителями продовольствия и вещевого имущества. Назначил комиссию для проверки хозяйственного отдела, складов, финчасти армии. Отдельных лиц снимал с должностей и направлял в линейные части, а особо нарушающих отдавал под суд военного трибунала".

"Сожительниц в армии было 68"

Еще один фрагмент воспоминаний маршала — о женах и любовницах офицеров и генералов — был исключен полностью.

"Теперь я хочу остановиться на одном щекотливом вопросе... Это вопрос о сожительстве офицерского состава с военнослужащими, вольнонаемными женщинами, а также женщинами местного гражданского населения.

Сожительствовали многие офицеры штаба, командиры частей и подразделений. Причем иногда это сожительство носило вредный характер для организации победы над врагом. Эти сожительницы, как правило, жили вместе с офицерами и генералами, присутствовали при обсуждении оперативных планов, при отдании приказаний старшими и при докладе младшими, они находились в курсе всех дел. Вели паразитический образ жизни, получали зарплату по какой-либо должности, а сами не работали. А таких сожительниц в армии было 68.

Так, например, начальник штаба генерал-майор Котов Павел Михайлович жил вместе с мл. лейтенантом медслужбы Михайленко, которая нигде не работала. Начальник разведотдела генерал Трусов Николай Михайлович сожительствовал с гражданкой Липецкой, которая жила в его служебном кабинете, получала зарплату по офицерской должности и нигде не работала.

Подполковник Жданов Георгий Михайлович, начальник отдела кадров армии, сожительствовал с гражданкой города Краснодара Леонтьевой, которая проживала на оккупированной противником территории и вела разгульный образ жизни с немецкими офицерами...

Подполковник Руцинский, командир 691-го стрелкового полка, сожительствовал на протяжении двух лет с санинструктором Бардак Евдокией, которая, по сути дела, никакой работы в полку не выполняла. Однако Руцинский трижды наградил ее правительственными наградами: медалью 'За боевые заслуги', 'За отвагу' и орденом 'Красная Звезда'.

Многие офицеры имели при себе жен, членов семей и других родственников. А таких было свыше 40 офицеров и генералов, которые имели семьи.

К примеру, взять нач. отдела связи армии генерал-майора Гончаренко Федора Карповича, который имел при себе жену... Тов. Гончаренко рассказывал ей о всех служебных делах и посвящал ее в вопросы, составляющие военную тайну. Так, она подробно рассказывала о совещании начальников отделов, которое проводил я, рассказывала своим подругам, где размещается маршал Советского Союза Ворошилов и что якобы скоро он уедет из нашей армии...

Подполковник медслужбы Шасс, начальник медчасти госпиталя 2101, имел при себе жену, отца, мать и дочь, а также пять человек близких родственников по жене...

Этот список можно было продолжать очень долго. Все это приносило вред государству. Рассекречивались секретные, важные вопросы.

Например, военнослужащими 11-го гвардейского стрелкового корпуса 22 ноября 1943 года в квартире, откуда накануне выехала жена начальника оперативного отдела корпуса подполковника Гурджи, была обнаружена книга 'Порт-Артур', в которой находились совершенно секретные документы...

Больше того, офицерский состав привязывался к землянкам, поэтому редко бывал в подразделениях. Появлялись дополнительные рты, которые объедали подразделения и части войск Отдельной Приморской армии.

Я приказал все семьи вывезти с Керченского полуострова на Таманский полуостров и в Краснодарский край. Всех сожительниц перевести в другие части или вообще откомандировать".

Видимо, цензорам не хотелось оставлять первую главу книги, даже сильно исправленную, без сильного финала, и они завершили ее так:

Время нашего наступления близилось.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/17380
Tags: СССР, Ъ, грустное, снимки войны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments