Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Categories:

"Во вражеской группе подготовлялся вопрос о переносе столицы в Ленинград"

63 года назад в Ленинграде состоялся суд над бывшими руководителями города и страны. "Ленинградское дело" стало одним из хрестоматийных примеров сталинских репрессий. Однако факты и документы, которые обнаружил обозреватель "Власти" Евгений Жирнов, свидетельствуют о другом: своими жизнями обвиняемые заплатили за поражение в борьбе за власть.


На похоронах Калинина Сталин окончательно решил, что место всесоюзного старосты в Политбюро займет Николай Вознесенский (справа)


Их расстреляли вскоре после суда — в ночь на 1 октября 1950 года. Утвержденный в Кремле сценарий выездного заседания военной коллегии Верховного суда СССР не предусматривал ни участия в процессе адвокатов и прокурора, ни возможности помилования для "членов антипартийной вражеской группы секретаря ЦК Алексея Кузнецова" и присоединенного к ней во время следствия члена Политбюро Николая Вознесенского.
На самом деле "кузнецовская группа", члены которой были реабилитированы в 1956 году, не была ни антипартийной, ни кузнецовской. Создателем того, что современные политологи назвали бы "ленинградской командой", был член Политбюро Андрей Александрович Жданов.
Сам Жданов попал на политический Олимп, войдя в "нижегородскую команду" трех братьев Кагановичей. Но очень скоро его приблизил к себе Сталин. Нижегородский первый секретарь обладал самым главным качеством управленца в авторитарном государстве: он имел блестящую память. Маленкову, например, приходилось записывать все, что говорит Сталин, в малюсенькие блокнотики вслепую, под столом. А вот Жданов мог много лет спустя дословно цитировать то, что вождь говорил ему во время той или иной встречи. И так же точно он помнил все указания, которые давал своим подчиненным.
Расположение Сталина к Жданову очень скоро приняло конкретные формы: после убийства Кирова в 1934 году Жданов получил пост руководителя ленинградских обкома и горкома и одновременно стал секретарем ЦК.

Ленинградская команда




Чтобы дискредитировать "ленинградцев", нужен был повод. Он скоро нашелся: оказалось, члена редколлегии журнала "Звезда" Зощенко любил цитировать в своих речах доктор Геббельс


Продвигать своих людей на руководящие посты в Москву Жданов начал в конце 30-х. Но поначалу без особого успеха. В 1937 году он порекомендовал назначить зампредом Госплана СССР главного ленинградского плановика Николая Вознесенского. Но его заметил и приблизил к себе Сталин. Как член "ленинградской команды" Вознесенский был потерян. Год спустя Жданов в числе прочих членов Политбюро предложил назначить наркомом текстильной промышленности председателя Ленгорисполкома Косыгина. Но Косыгин сразу попал в подчинение и под влияние Микояна.
Чуть более удачным был перевод "ленинградцев" в управление пропаганды ЦК, которое возглавлял сам Жданов. Так, в кратчайшие сроки от простого инструктора до первого заместителя Жданова в этом управлении вырос его выдвиженец — лектор Ленинградского обкома Константин Кузаков, который был побочным сыном Сталина.
Звездный час команды Жданова настал после Отечественной войны. В декабре 1945 года Сталин отстранил Берию от руководства НКВД с тем, чтобы тот сосредоточился на "работе в центральных органах управления". Зашаталось кресло и под главным политическим союзником Берии — Маленковым. Летом 1945-го началось расследование дела о производстве некачественных самолетов, а авиапром в Политбюро курировал как раз Маленков. Жданову представилась редкая возможность вырвать власть из рук Берии и Маленкова.


Алексей Кузнецов вручает Андрею Жданову медаль "За оборону Ленинграда". "Трудно объяснить, как мог Жданов А. А. не разглядеть вражеского лица Кузнецова",— недоумевал позднее Берия

В 1946 году Жданов окончательно переехал в Москву и сразу же приступил к активным действиям. Сначала он провел через Сталина назначение своей правой руки по Ленинграду Алексея Кузнецова секретарем ЦК, курирующим органы безопасности. И следствие по "авиационному делу" приобрело нужный размах. В мае Маленков потерял должность секретаря ЦК и, главное, должность начальника управления кадров ЦК, которую занял тот же Кузнецов. Дорога для "ленинградской команды" была открыта.
Огромное количество ленинградских партийных и советских работников получили новые назначения. Как с гордостью сообщал в одном из своих докладов новый глава ленинградской парторганизации Попков, за два года (1946-1948) на руководящую работу было выдвинуто 12 тыс. ленинградцев, из них на руководящую работу в Москву и для руководства другими областями отправилось более 800 человек.


Слухи о денежной реформе стали распространяться за две недели до официального сообщения. МВД доложило Сталину, что финансовую гостайну разгласили ленинградские руководители

Расставляя своих людей на все мало-мальски значимые посты, Жданов и Кузнецов не считались ни с чьим мнением, кроме, естественно, мнения Сталина. К примеру, они добились назначения министром просвещения РСФСР брата Николая Вознесенского — Александра, ректора Ленинградского университета, хотя между братьями была договоренность работать в разных городах.
Не забывали Жданов и Кузнецов и о своих противниках. Люди Берии и Маленкова вычищались из ЦК и органов безопасности. Оставалось, правда, МВД, которое возглавлял выдвиженец Маленкова и бывший заместитель Берии Сергей Круглов. Но и с этой проблемой Кузнецов быстро справился. Из МВД в МГБ (которое к тому времени возглавил отличившийся в "авиационном" деле Абакумов) постепенно были переданы все оперативные подразделения — вплоть до участковых милиционеров. Круглов остался лишь главой производственного ведомства, где рабсилой были заключенные.
Оставалось дождаться съезда партии, на котором выдвиженцы Жданова могли получить значительное число мест в ЦК, а он сам мог укрепить свое положение второго человека в партии и в будущем рассчитывать на победу в борьбе за наследство стареющего вождя.




31 августа 1948 года, похороны Жданова. После его смерти ленинградская группировка была обречена

По многочисленным свидетельствам, Сталин и сам раздумывал о назначении наследников по партийной и советской линии. В качестве возможного нового главы правительства он несколько раз называл Николая Вознесенского. Видимо, поэтому "ленинградцы" стали особенно активно налаживать контакты с Вознесенским.

Московские интриги

Но "ленинградцы" недооценили главного качества Берии — его способности к проворачиванию дворцовых интриг. Открыто выступить против Жданова, который к тому же стал родственником Сталина (сын Жданова Юрий женился на дочери Сталина Светлане), Берия не мог. Ему оставалось лишь двигаться к своей цели малыми шагами.
Уже к октябрю 1946 года Берии удалось вернуть в Кремль Маленкова, который получил должность зампреда правительства и возглавил бюро Совмина по оперативным делам. А затем им удалось найти удобные поводы, чтобы навлечь на "ленинградцев" недовольство Сталина.
Сотрудники архивной службы, входившей в МВД, обнаружили, занимаясь бумагами Геббельса, что нацистский рейхсминистр пропаганды в своих антисоветских речах часто цитировал рассказы Михаила Зощенко. Соответствующие тексты были отправлены Сталину. А одновременно ему доложили, что решением бюро Ленинградского горкома партии Зощенко утвержден членом редколлегии журнала "Звезда". Жданов попытался спустить дело на тормозах, но вождь был непреклонен. И Жданов как опытный аппаратчик предпочел сам возглавить разгром редакций ленинградских литературных журналов. Так появилось известное постановление ЦК "О журналах 'Звезда' и 'Ленинград'".
Самым же сильным ударом Берии по позициям "ленинградцев" стала информация МВД об итогах денежной реформы 1947 года, которую готовил Вознесенский.
В начале 1948 года в ЦК было отправлено несколько сообщений, из которых следовало, что многие граждане узнали о реформе заранее и успели вложить деньги на подставных лиц в сберкассы, закупить в огромном количестве товары и продовольствие или потратить их в ресторанах. Причем, по данным МВД, телеграммы с предупреждением родным о предстоящей реформе посылали члены семей руководителей Ленинграда. А некоторые руководящие работники, прежде всего Ленинградской области, пользуясь служебным положением, пытались вложить деньги в сберкассы задним числом. Скорее всего, информацию о реформе "слили" люди Берии — ведь даже оставаясь вне Лубянки, ее бывший шеф сохранял мощную личную агентурную сеть.
Особенно эффективно Берия и Маленков использовали собственные ошибки "ленинградцев". В 1948 году заведующий отделом науки ЦК Юрий Жданов без санкции Сталина выступил против "учения" Трофима Лысенко. Маленков и Берия умело разожгли гнев вождя и организовали печально знаменитую сессию ВАСХНИЛ, во время которой покаянное письмо Жданова-младшего опубликовали в "Правде".

Особая тюрьма ЦК


А в конце августа 1948 года умер Андрей Жданов. Заменить его "ленинградцам" не мог никто. Кузнецов был только секретарем ЦК, Вознесенский держался особняком. "Ленинградцы" попытались приблизиться к ставшему членом Политбюро Косыгину, благо он и Кузнецов были свойственниками, но дальше двух встреч в неслужебной обстановке дело не пошло.
Ко всему прочему "ленинградцы" продолжали делать одну ошибку за другой. Маленковское бюро Совмина приняло решение о проведении межобластных и республиканских ярмарок по реализации лежащих на складах неликвидов. Ленинградская же ярмарка была названа Всероссийской, и на нее пригласили представителей других республик. Налицо было страшнейшее преступление — нарушение указаний центра.
Но поводом для "окончательного решения ленинградского вопроса" стало другое событие. В декабре 1948 года во время выборов на партконференции председатель счетной комиссии предпочел не заметить несколько голосов, поданных против руководителей города и области, и объявил, что они избраны единогласно. В ЦК ушла анонимка.
Что делать дальше, ни Берии, ни Маленкову объяснять было не нужно. 15 февраля 1949 года Политбюро освободило от работы Кузнецова, Родионова и Попкова. Шесть дней спустя в Ленинград прибыл Маленков. Ему потребовалось всего три часа, чтобы заставить ленинградских руководителей покаяться в грехах, которых они не совершали. Протокол собрания ленинградского партийного актива был отправлен Сталину, но тот не торопился с началом репрессий. И Берии с Маленковым пришлось взять инициативу в свои руки.
После того как большинство ждановских выдвиженцев были освобождены от руководящей работы, Берии и Маленкову оставалось только добить противника. Сначала нужно было сломить "верхушку антипартийной группы" морально. Первой в июле 1949 года арестовали секретаря Куйбышевского райкома партии в Ленинграде — сестру Вознесенского Марию. Через два дня пришли за "английским шпионом" — секретарем Ленинградского обкома Яковом Капустиным.
Протоколы их допросов Сталин рассылал членам Политбюро, и некоторые из них (например, Косыгин) писали вождю покаянные письма. Круг арестованных все ширился. Однако чистка партийных рядов, по плану Маленкова и Берии, должна была пойти не только вширь, но и вверх. Об этом свидетельствует подготовленное ими, но не разосланное письмо к членам и кандидатам в члены ЦК "Об антипартийной враждебной группе Кузнецова, Попкова, Родионова, Капустина, Соловьева и др.", которое мы публикуем впервые.
Следующими жертвами должны были стать Косыгин и Молотов. Кроме того, была спета и песенка выдвиженца Берии — Абакумова. Не доверяя полностью МГБ, Берия и Маленков организовали для "ленинградцев" особую тюрьму ЦК, в которой следствие вели они сами, примкнувший к победителям маршал Булганин и работники аппарата ЦК. (А через несколько месяцев после расстрела "ленинградцев" в этой тюрьме оказался и Абакумов.)
Описывать ход следствия нет смысла. Кто-то держался под пытками более стойко, кто-то — менее. Собственно, показания обвиняемых не имели особого значения. Большинство формулировок из письма членам ЦК с некоторой правкой Сталина перекочевало в обвинительное заключение и приговор.


———————————————————————————-

Тов. Сталину
Посылаю Вам выработанный нами проект письма Политбюро членам и кандидатам в члены ЦК ВКП(б).
Г. Маленков
Л. Берия
12/Х (1949 г.)

Закрытое письмо Политбюро членам и кандидатам в члены ЦК ВКП(б)
"Об антипартийной враждебной группе Кузнецова, Попкова, Родионова, Капустина, Соловьева и др."
...В настоящее время можно считать установленным, что в верхушке бывшего ленинградского руководства уже длительное время сложилась враждебная партии группа, в которую входили Кузнецов А., Попков, Капустин, Соловьев, Вербицкий, Лазуткин и некоторые другие бывшие руководящие работники Ленинградской парторганизации. При этом следует учесть, что с одним из руководящих членов этой группы Капустиным, как выяснилось теперь, во время пребывания его в 1936 году в Лондоне установила связь английская разведка. Сейчас стало очевидным, что Кузнецов А. и Попков имели сведения об этом, но скрыли их от ЦК ВКП(б)...
Враждебно-шпионская террористическая группа Кузнецова, Попкова и др. сложилась еще перед войной... Кузнецов теперь заявил:
"Я с 1938 года стал сплачивать вокруг себя верных мне людей, на которых опирался в преступной деятельности. Чтобы быть уверенным в своих подручных, я подбирал их из числа подхалимов, лиц политически скомпрометированных и имеющих темное прошлое".
Окружив себя политически сомнительными и морально разложившимися людьми, Кузнецов, Попков, Капустин, Соловьев уже перед войной представляли из себя обособившуюся враждебную группу, стремившуюся рассадить угодные им кадры на руководящие посты в Ленинграде...
В начале войны и особенно во время блокады Ленинграда группа Кузнецова активизировала свою антипартийную деятельность. Перетрусив и окончательно растерявшись перед сложившимися трудностями, Кузнецов, Попков и другие участники антипартийной группы, как это стало известно теперь, не верили в возможность победы советских войск над немцами, распространяли злобную клевету на ЦК ВКП(б) и Правительство за якобы неподготовленность страны к войне и превозносили силу фашистской армии.
Только решительное вмешательство ЦК ВКП(б) и Ставки Верховного Главнокомандования пресекло панику перепуганных насмерть руководителей Ленинграда, утверждавших, что "все пропало, все рушится и идет к концу" и настаивавших перед ЦК ВКП(б) о выводе из Ленинграда руководящих партийных, советских и военных органов, что означало бы фактическую сдачу Ленинграда немцам...
После перехода А. Кузнецова на работу секретаря ЦК ВКП(б)... опираясь на расставленные ими свои кадры, группа Кузнецова вынашивала замыслы овладения руководящими постами в партии и государстве. Во вражеской группе Кузнецова неоднократно обсуждался и подготовлялся вопрос о необходимости создания РКП(б) и ЦК РКП(б) и о переносе столицы РСФСР из Москвы в Ленинград. Эти мероприятия Кузнецов и др. мотивировали в своей среде клеветническими доводами, будто бы ЦК ВКП(б) и Союзное Правительство проводят антирусскую политику и осуществляют протекционизм в отношении других национальных республик за счет русского народа. В группе было предусмотрено, что в случае осуществления их планов Кузнецов А. должен был занять пост первого секретаря ЦК РКП(б)...
В ходе следствия по делу о враждебной партии группе Кузнецова, Попкова и др. установлено, что с этой группой был связан Вознесенский Н. А.. Предложения бывших ленинградских руководителей Вознесенскому о "шефстве" над Ленинградом, сделанное ему Попковым после смерти Жданова, было не случайным, а вытекало из существа их антипартийных связей. Теперь доказано, что только наличием близких связей можно объяснить тот факт, что бывшие ленинградские руководители, втайне от ЦК ВКП(б), вернули из ссылки, восстановили в партии и выдвинули на руководящую партийную работу активного врага партии и Советской власти сестру Вознесенского Н. А.— М. Вознесенскую. По этой же причине бывшие ленинградские руководители в своих враждебных целях осуществили выдвижение на руководящую работу сначала ректором Ленинградского университета, а затем Министром просвещения РСФСР брата Вознесенского...
Следует указать на неправильное поведение Косыгина А. Н., который оказался как член Политбюро не на высоте своих обязанностей... Он не разглядел антипартийного, вражеского характера группы Кузнецова, не проявил необходимой политической бдительности и не сообщил в ЦК ВКП(б) о непартийных разговорах Кузнецова и др.
Политбюро ЦК считает необходимым отметить ту политическую ответственность, которая ложится на Жданова А. А. за враждебную деятельность ленинградской верхушки... Сейчас трудно объяснить, как мог Жданов А. А. не разглядеть вражеского лица Кузнецова, Попкова, Капустина, Соловьева и др., которых он настойчиво выдвигал...
Политбюро считает также нужным сказать, что наиболее влиятельные из лиц, замешанных во враждебной работе, являются людьми близкими к тов. Молотову. Известно, что Вознесенский пользовался много лет особой поддержкой и большим доверием т. Молотова, что т. Молотов покровительствовал Кузнецову, Попкову и Родионову... Будучи близким с этими людьми, т. Молотов не может не нести ответственности за их действия...
Исходя из всего сказанного Политбюро выносит на рассмотрение Центрального Комитета ВКП(б) следующие предложения:
а) исключить Кузнецова А. А. из состава членов ЦК ВКП(б) и из рядов ВКП(б) за враждебную антипартийную деятельность;
б) исключить Попкова П. С. и Родионова М. И. из состава кандидатов в члены ЦК ВКП(б) и из рядов ВКП(б) за враждебную антипартийную деятельность;
в) исключить Вознесенского Н. А. из рядов ВКП(б) за связи с антипартийной группой Кузнецова;
г) утвердить решение КПК об исключении из членов ВКП(б) Капустина Я. Ф., Соловьева Н. В... за враждебную деятельность;
д) вывести из состава Политбюро т. Косыгина А. Н.;
е) обязать т. Молотова дать объяснения ЦК ВКП(б) в связи с тем, что касается изложенного в настоящем письме, и поручить Политбюро рассмотреть эти объяснения.
Политбюро ЦК ВКП(б)
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/17738
Tags: Прогресс-Регресс, СССР, ТОГДА И НЫНЕ, Ъ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments