Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Categories:

Токовая терапия-2

В прошлом номере рассказывалось о неудачных попытках фирмы "Дженерал электрик" наладить бизнес в России. Однако это не помешало ей стать самым ценным партнером советского правительства в США, когда фирма первой предоставила СССР крупный кредит. Правда, существовали эти особые отношения недолго. Историю странного сотрудничества восстановил обозреватель "Денег" Евгений Жирнов.



Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Гигантский опыт "Дженерал электрик" оказался невостребованным в СССР из-за ограниченных производственных возможностей

Расчетные страдания

Отношениям отечественной промышленности с американскими фирмами мешали не только вечные проволочки и бесчисленные межведомственные дрязги в советских управленческих структурах. Как учили классики марксизма, политика — это концентрированное выражение экономики. Но из заокеанского концентрата, сделанного в 20-е годы, трудно было приготовить на русской воде что-либо путное.
Американское правительство упорно гнуло свою линию, связывая признание СССР с выполнением последним трех пунктов: выплата компенсации американцам за конфискованную у них большевиками собственность, возвращение выданных Временному правительству кредитов и прекращение красной пропаганды в Соединенных Штатах. А до официального признания представителям советской России запрещалось вести в Америке торговые операции, открывать счета в банках и т. д.
Первый представитель РСФСР в Штатах Л. К. Мартенс, нарушавший эти принципы, за что и был выслан из страны, так описывал в письме в Наркомат иностранных дел в 1920 году свои страдания с расчетами по контрактам:


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ

"Наше Бюро работает с несколько сокращенным штатом, как и раньше, со всей энергией, которую оно способно развить. Коммерческий департамент успевает даже делать кое-какие закупки в Америке, пользуясь главным образом кредитом, который мы имеем у наших друзей. Эта деятельность стала принимать более конкретную форму, в особенности с того момента, когда нам удалось перевезти из Ревеля около 75 000 долл. в уплату за часть тех товаров, которые были отправлены еще в июне этого года, а также около 120 000 долл. за сапожный товар, отправленный компанией 'Берлоу'. Это обстоятельство значительно повысило наш кредит, и мы имеем возможность помещать иногда заказы даже с платежом непосредственно в Ревеле. Так, мы поместили вчера заказ на мыло на сумму в 85 000 долл. с платежом в Ревеле".
Однако это были единичные и небольшие кредиты. И все же благодаря тому, что американские фирмы поверили в возможность зарабатывать на русских заказах, стороны смогли придумать обходной маневр, который не попирал три принципа госдепартамента и помогал советским закупкам в Соединенных Штатах. В 1924 году в Нью-Йорке была зарегистрирована фирма "Амторг", акционерами которой стали советские госучреждения. Она свободно заключала контракты с американскими фирмами. Но отсутствие полноценных кредитов серьезно сказывалось на объемах работы "Амторга".
К примеру, амторговцы пытались получить кредит у Генри Форда под закупку больших партий его тракторов "Фордзон", но ограниченность кредита в объеме и по сроку привела к тому, что опыт был признан не слишком удачным. Форд просто не хотел ссориться ни с крупным покупателем — Россией, ни с американскими банками, которые настаивали на возврате кредита, выданного Керенскому, и компенсациях американским собственникам.

Кредитные уловки


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Советские внешторговцы не запатентовали способ использования Эдисона в качестве раздражителя его бывших партнеров по бизнесу

Но согласиться на выплаты компенсаций бывшим собственникам СССР не мог. Созданный прецедент мог вызвать волну исков, которая утопила бы все советское народное хозяйство. В Москве понимали, что наиболее рационально будет удовлетворить требования отдельных фирм, играющих ключевую роль в экономике крупнейших стран. В Соединенных Штатах такой фирмой была "Дженерал электрик", принадлежавшая банковской группе Дж. П. Моргана, одного из ярых противников признания СССР.
В итоге долгого зондирования нащупали взаимоприемлемую форму отношений. СССР закупал у фирмы товары на крупную сумму в кредит, причем процент по нему был больше обычного, и за эту дополнительную сумму "Дженерал электрик" отказывалась от всех претензий по национализированной собственности.
О степени конфиденциальности переговоров свидетельствует письмо замнаркома иностранных дел М. М. Литвинова, который оказался не в курсе подготавливаемого соглашения. Сохранилась запись его беседы с директором "Дженерал электрик" в сентябре 1927 года:
"По настоянию тов. Шлейфера принял сегодня директора 'Всеобщей электрической компании' инженера Трона. Неожиданно узнал от него, что в заключенном с Наркомторгом договоре предусмотрена компенсация за убытки по национализации.


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Русский способ производства аккумуляторов оказался выгоднее шведского и надежнее американского

Имел с ним общую беседу о взаимоотношениях с Америкой и о дальнейших перспективах. Он решительно заявил, что при нынешнем американском правительстве нам на изменение отношений рассчитывать не приходится. Для нас должно быть, однако, совершенно безразлично, победит ли на будущих выборах Демократическая или Республиканская партия, ибо почти никакой разницы между ними нет. Не должны мы также переоценивать значение личности будущего президента... Как человек, стремящийся к совершению сделки с нами, он, конечно, должен утверждать, что признание явится лишь в результате расширения экономических отношений. Промышленники Америки являются сторонниками признания, а банкиры — противниками".
В конце октября 1927 года дипломатический агент СССР в Америке Б. Е. Сквирский доложил в Москву: "Переговоры с 'Дженерал электрик' продолжаются. Вернувшийся из СССР представитель компании Трон настроен весьма оптимистически. Пребывание в Нью-Йорке представителя немецкой 'Всеобщей компании электричества' Дейча, несомненно, связано с этими переговорами. Судя по его выступлениям, Дейчу не совсем были по вкусу переговоры, и он, несомненно, пытался влиять на них. Таково впечатление и наших торговых представителей".
Но противодействие бывшего собственника предприятий в России, за которые "Дженерал электрик" пыталась столь оригинальным способом получить компенсацию, было далеко не главным препятствием. На пути больших кредитов по-прежнему стоял госдепартамент. Тот же Сквирский докладывал:


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
"Радио Корпорейшен оф Америка" смогла убедить в достоинствах стандарта звукового кино "фотофон" всю Америку, но не нашла доводов для кинематографистов России

"В отношении вопроса о кредитах для СССР сроком в 2-3 года госдепартамент занимает старую позицию. Попытки организации здесь синдиката для финансирования советско-американской торговли встречают и теперь враждебное отношение департамента, заявляющего, что 2-3-х летние кредиты равносильны займам. Сообщение корреспондента 'Чикаго дейли ньюс' из Парижа о том, что в Берлине ведутся переговоры о новом кредите для СССР в 40 млн долларов для постройки металлургических заводов и что американские банкиры Диллон и Рид, вероятно, примут участие в размере одной четвертой кредита, вызвало заявление представителя госдепартамента о том, что департамент не допустит амеручастия и, кроме того, предупреждает амербанки, что немецкие займы в Америке не должны быть использованы для СССР.
Практика госдепартамента давать указания банкирам, кому можно делать займы и кому нельзя, вызывает здесь все больше и больше оппозиции... Противники ссылаются на то, что население вводится в заблуждение этой практикой: покупая иностранные бонды займа, одобренного госдепартаментом, оно убеждено, что правительство своим 'одобрением' гарантирует, что по этим займам будут производиться платежи, и ответственно за это. Благодаря этому часто покупаются и сомнительные в смысле обеспеченности бонды. Департамент заявляет, что он не 'одобряет' займов, а лишь указывает в отдельных случаях, имеются ли 'препятствия' или не имеются к осуществлению их; что он не отвечает за эти займы; что существующая практика не является вмешательством в дела Уолл-стрита, ибо департамент не входит в существо займов, а интересуется лишь их политической стороной; что практика эта дает департаменту сильное орудие против отдельных стран, не платящих по своим обязательствам. Президент дал понять, что он одобряет политику госдепартамента и против поднятия вопроса в конгрессе. Он считает, что департамент вправе это делать, ибо займы иностранцам являются одним из существенных элементов отношений с иностранцами".

Старые занозы




Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Выставка "Электро-72" принесла СССР производство газоразрядных ламп, а "Дженерал электрик" 1367 тыс. инвалютных рублей

Вопрос о договоре мог бы надолго повиснуть в воздухе или вообще перестать обсуждаться, если бы не одно обстоятельство. У "Дженерал электрик" сохранялись сложные отношения с ее отцом-основателем Томасом Эдисоном, которого Дж. П. Морган выжил из фирмы. И, видимо, в "Амторге" знали о старых счетах между великим изобретателем и крупнейшим банкиром.
Как раз в это время в Москве решили организовать собственное производство щелочных аккумуляторов. Патенты на их изготовление принадлежали шведу Юнгнеру. Но Эдисон нередко патентовал на свое имя технологии, позаимствованные у коллег и слегка измененные. Вот и в этом случае Эдисон спустя 11 лет после появления никель-кадмиевого образца Юнгнера оформил патент на никель-железный аккумулятор. Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) в 1928 году так описывал ситуацию с аккумуляторным проектом в письме руководителю "Амторга":
"В целях занятия Вами правильной позиции в переговорах с Эдисоном по проектированию и пуску в ход завода щелочных аккумуляторов и по получению техпомощи по производству щелочных аккумуляторов Концессионная Комиссия ВСНХ СССР хочет Вас информировать о той обстановке, в которой сложилось решение обратиться к Вам с просьбой еще раз прощупать Эдисона.
Как Вам известно, в производстве щелочных аккумуляторов имеются лишь два зарегистрированных в мире патента: 1) шведский патент Юнгнера и 2) патент Эдисона. Аккумулятор Юнгнера как по отзывам потребителей, так и по заключению технической экспертизы лучше аккумулятора Эдисона. Поэтому мы ориентировались в своих переговорах еще в бытность Вашу в Москве на Юнгнера. Такая постановка вопроса была тем более верна, что Эдисон до сего времени отказывался от оказания нам техпомощи.
Почти монопольное положение Юнгнера на рынке чрезвычайно затрудняло переговоры, которые в первой стадии велись без всякого успеха на результат (так в тексте.— 'Деньги'). Летом текущего года в Швецию выехали представители Аккумуляторного треста, которым удалось склонить Юнгнера на заключение договора, причем в Швеции были выработаны условия, обязательные для Юнгнера до 20 октября, когда мы должны будем или подтвердить договор, или же Юнгнер свободен от принятых им на себя обязательств. Проект договора, привезенный представителями Треста в Москву, наихудший из всех имевших до сих пор место. Юнгнер берет на себя проектирование завода, пуск его в ход, выпуск пробной партии аккумуляторов на нашем заводе своими специалистами с гарантией 90% емкости против своего стандартного типа, после этого передает нам секреты производства и патенты. За эту техпомощь Юнгнер получает 3 миллиона шведских крон. Как Вы видите, сумма весьма почтенная, если учесть, что производство с момента подписания договора начнется не раньше чем через два года.
Тем не менее в части технических и коммерческих гарантий проект договора с Юнгнером абсолютно не дает уверенности в результатах поставки производства у нас. Юнгнер отказывается допускать наших специалистов в химическое отделение и лаборатории своего шведского завода".
Ответ "Амторга" не внушал оптимизма:
"Фирма пока еще не дала окончательного ответа по вопросу о техпомощи по пластинам. Ее смущает то обстоятельство, что попытки постановки аккумуляторных батарей Эдисона в полном объеме в Англии и Германии не увенчались успехом. Возможны, однако, и другие причины. Пока, однако, судя по переговорам, несомненно, что фирма пойдет на полную техпомощь".
Переговоры с Эдисоном дальше не пошли. Но факт их проведения, видимо, подтолкнул Моргана к принятию решения о предоставлении СССР кредита с включенной в него компенсацией. И в октябре 1928 года договор о кредите и договор о техпомощи были подписаны.

Новые перспективы

Советские газеты захлебывались от восторга. "Экономическая жизнь" писала:
"Для нынешней стадии советско-американских отношений показательным является, что всякий раз, когда между советскими торговыми органами и американскими фирмами заключается сделка, в Соед. Штатах начинается обсуждение т. н. 'русской политики' государственного департамента. При этом отмечается внутренняя противоречивость отношения того или иного департамента к вопросу о взаимоотношениях с СССР. В то время как министерство торговли готово поощрять развитие советско-американской торговли, государственный департамент продолжает свою политику непризнания.
Эта двойственность политики правительства Соед. Штатов особенно четко выявилась сейчас, когда стали известны подробности договора между 'Генеральной электрической компанией' и 'Амторгом', в основу которого положена сделка о предоставлении Советскому Союзу долгосрочного (пятилетнего) кредита на 75 проц. общей суммы сделки в 26 млн долл. Влиятельные органы американской печати вновь в связи с этой сделкой подняли вопрос о нежизненности тезиса 'торговля без признания'. Эти газеты требуют установления дипломатических отношений как важнейшего фактора, содействующего развитию торговых отношений между обеими странами... Сделка ГЭК с 'Амторгом', заключенная с ведома государственного департамента, свидетельствует о том, что реальные требования жизни начинают все более и более сужать его (государственного департамента) маневренные возможности. Вашингтонский корреспондент нью-йоркского агентства 'Телеграмм', комментируя сделку, заявляет: 'СССР прорвал американскую кредитную блокаду. ГЭК признала советское правительство помимо правительства САСШ. А ведь иногда бывает, что государственный департамент идет на поводу Оуена Юнга (глава ГЭК). Контракт между "Амторгом" и ГЭК увеличивает арсенал аргументов за признание Соед. Штатами СССР. Больше того, он делает это признание актом относительно небольшого значения. Если Юнг и один из крупнейших консорциумов мира доверяют советскому правительству, то почему бы за ними не последовать другим американским промышленникам и банкам?'... О том, что сделка ГЭК с 'Амторгом' является прорывом кредитной блокады СССР, не может быть двух мнений. Ее значение, конечно, не ограничится одними лишь Соединенными Штатами".
Солидностью партнера восхищались не меньше:
"Одним из преимуществ подписанного договора является возможность привлечения фирмы к близкому участию в консультации проектируемых силовых станций и выбору для них оборудования, действительно отвечающего рациональному использованию его в условиях Союза. Благодаря же согласию фирмы предоставить полную возможность обследовать их заводы с целью ознакомления наших представителей с производством электрооборудования, а через связи фирмы — и с использованием этого оборудования на крупнейших американских силовых станциях этот договор далеко выводит нас за пределы обычной торговой сделки.
'Дженерал Электрик' имеет у себя на заводах в Сканектеди прекрасно оборудованную научно-исследовательскую лабораторию, в которой крупнейшие научные силы работают над изысканием и совершенствованием методов производства и практическим разрешением проблем электротехники сильных и слабых токов с тем, что результаты такой исследовательской работы компанией широко применяются непосредственно в производстве. Ежегодный расход на содержание института — от 3 до 4 млн долларов...
По последним отчетам, капитал 'Дженерал Электрик' определяется в сумме около 80 млн долларов, принадлежащий 46 305 акционерам, из числа которых только 2 проц. падают на иностранцев. Продажа изделий фирмы за этот же период достигает суммы 330 млн долларов. Количество рабочих и служащих на предприятиях в США — 75 711 человек.
'Дженерал Электрик' на своих заводах в САСШ изготовляет полное электрическое оборудование для силовых станций и трансмиссионных линий: турбогенераторы, трансформаторы, распределительные щиты, изоляторы, разрядники, электромоторы всякого назначения, электровозы, оборудование для пригородных дорог, электрические лампы, электрическое оборудование для нефтяных промыслов, шахт, рудников, россыпей, фабрик и заводов, контрольные и измерительные инструменты, электрические приборы, аппараты для домашнего хозяйства, агрегаты для электросварки. В области оборудования слабых токов 'Дженерал Электрик' изготовляет радиоаппараты, приборы, лампы, радиопередаточные и приемные станции, альтернаторы высокой частоты, громкоговорители, широковещатели, аппараты, заменяющие батареи.
Основные Заводы в США, принадлежащие 'Дженерал Электрик', находятся в Скенектэди — штате Нью-Йорк, Лин и Питсфелд — штате Массачусетс, Ири и Филадельфии — штате Пенсильвания, Форт-Уейн — штате Индиана, Окланд — штате Калифорния, Блумфельд — штате Нью-Джерси, Бирчпорт — штате Коннектикут и в Балтиморе. Главные ламповые заводы находятся в Гаррисоне — в штате Нью-Джерси и в Кливланде — штате Охайо. Остальные менее крупные заводы находятся в 15 различных городах США. Общая площадь, занимаемая заводами компании, достигает трехсот квадратных километров...
Для продажи радиоизделий, изготовляемых 'Дженерал', им организована с участием других фирм компания 'Радио-Корпорейшен оф Америка', контрольный пакет акций которой находится в руках 'Дженерал Электрик', председатель которой Оуен Ионг одновременно является и председателем 'Р.К.А.'".
Советские представители в США тоже считали, что кредитная блокада прорвана и впереди блестящие перспективы. Сквирский писал в Наркоминдел:
"Как и можно было ожидать, договор с 'Дженерал электрик' произвел большое впечатление не только в деловых кругах, но и в правительственных... Как и можно было ожидать, подписание нами договора сразу сказалось на укреплении здесь нашего экономического положения и улучшении отношений с банками и деловым миром вообще... Как Форд, так и 'Дженерал моторс' еще охотнее ведут теперь переговоры и склонны вносить улучшения в свои предложения".

Новые проблемы

Благодаря описанным достижениям советские закупки в Соединенных Штатах увеличились более чем втрое — с $44 млн в 1924 году до $146 млн в 1930-м. Но количество закупаемого товара как такового выросло далеко не в той же пропорции. Фирмы предоставляли кредиты СССР под те же проценты, что были зафиксированы в договоре с "Дженерал электрик", даже если не имели в России собственности, национализированной большевиками, а если и соглашались снизить проценты, то немедленно поднимали цену на свой товар. Причем фирмы-конкуренты нередко договаривались друг с другом об уровне цен для СССР.
С "Дженерал электрик" дела тоже шли негладко. В 1931 году, когда объем закупок у нее достиг $25 млн (договор предусматривал $36 млн), фирма, как докладывали представители "Амторга" в Москву, начала намекать на необходимость свертывания сотрудничества.
Возможно, причиной разочарования были неудачи дочерней фирмы "Дженерал электрик" — РКО ("Радио Корпорейшн оф Америка") в России. Ею был разработан и внедрен стандарт звукового кино "фотофон". Прошли переговоры с "Амторгом", был подготовлен договор, вот-вот должна была начаться передача СССР в аренду съемочного и проекционного оборудования, за которое помимо единовременных выплат советская сторона обязалась отдавать 10% прокатных сборов. Но киноруководство встало на дыбы, и договор так и не был окончательно утвержден (это должно было произойти в 1929 году). "Дженерал электрик" в лице РКО потеряла куда больше, чем могла получить от поставок электротехнического оборудования в Россию.
Договор о технической помощи постигла столь же печальная судьба — в 1932 году он был прерван досрочно. В справке Наркомтяжпрома говорилось: "В ряде случаев пришлось досрочно отказаться от дорогостоящих услуг инофирм вследствие невозможности целесообразно и своевременно использовать их технический опыт и данные ввиду ограниченности наших технических возможностей ('Дженераль-Электрик', 'Дейч-Верфь')". На чем удалось сэкономить более 8 млн рублей.
Разочарование было настолько полным и долгим, что в последующие годы "Дженерал электрик" заключила только один более или менее крупный контракт с СССР — в 1972 году продала технологию производства газоразрядных ламп. Правда, время от времени фирма участвовала в электротехнических выставках в Москве.
Полноценно работать в России "Дженерал электрик" начала только в последние годы. Но это пока еще не история.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/581394
Tags: Прогресс-Регресс, СССР, ТОГДА И НЫНЕ, Ъ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments