Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Categories:

Первая мировая : Нижегородский край и нижегородцы. Часть третья

Нижегородская полиция и Великая война 1914-1918 гг.

На следующий день после объявления войны (2 августа 1914 г. по новому стилю. – Ред.) и извещения об этом нижегородским губернатором Виктором Борзенко, на основании государственных предписаний была объявлена мобилизация нижегородцев, лиц призывного возраста второго разряда. На войну призывались состоявшие в запасе независимо от профессиональной принадлежности. Нижегородская полиция, учреждения уголовно-исполнительной системы, жандармерия и охранные подразделение имели бронь от службы в действующей армии, так как их деятельность носила специфический характер и была важной составляющей, предусмотренной на период военных действий.

Нижегородская полиция вписала свою страницу в летопись Первой мировой войны. Она решала профессиональные задачи, заключавшиеся в поддержании общественного порядка. Вместе с тем, сотрудники полиции в первые месяцы войны занимались охраной порядка на освобожденной от противника территории. В условиях войны сотрудников полиции направляли в служебные командировки в Галицию, другие горячие точки военных действий.

На 1914 год нижегородская полиция представляла сложившийся территориальный орган управления охраной общественного порядка, способный решать специализированные задачи. Полиция имела в своем составе 1,5 тыс. человек: из них руководителей разного уровня – около 100 человек. Низовое звено в уездах – 750 человек, полицейская стража – 640 человек. Важную роль в борьбе с правонарушениями, решении оперативно-служебных задач играла конно-полицейская стража.



* Чины полиции с губернатором Борзенко. Сидит крайний слева полицмейстер Комендантов. Фото АрхАДНО.


Кроме того, территориальная полиция взаимодействовала с фабрично-заводской полицией – 120 человек, речной полицией – 120 человек (в летне-осенний период), жандармским полицейским управлением Московско-нижегородского отделения железной дороги, ярмарочной полицией в летний период более 200 человек (зимний – 50) человек. Органами специализированных полиций защищались огромные имущественные ценности. Достаточно сказать, что только на ярмарке сосредотачивалось ценностей на сумму более млрд. руб., фабрично-заводская, речная, жандармское полицейское отделение Московско-Казанской железной дороги обеспечивали охрану значительных государственных и личных средств. Территориальное управление полиции Нижегородской губернии обеспечивало охрану также с армией, казаками, жандармским управлением, охранным отделением.

Задачи по поддержанию общественного порядка обеспечивались, как правило, двумя способами: путем окарауливания по армейскому образцу и сыска правонарушителей. В годы Первой мировой войны пришлось использовать полицейские силы в полной мере.

С объявлением войны вводились условия предоставления губернатору полномочий на основе ставшего постоянным Положения о чрезвычайной охране, предоставляющему высшему должностному лицу право введения особых условий функционирований учреждений и предприятий, функционирующих на данной территории. Полиция выступала реальной силой, обеспечивавшей претворение распоряжений губернатора в жизнь.

Наряду с этим ставились задачи по содействию военно-мобилизационным органам, обеспечение введенного в действие с конца 1914 года Указа о «сухом» законе. Выполнение первых распоряжений МВД о защите установленных цен (борьба со спекуляцией); о реквизиции; о защите вывезенного имущества, обеспечение порядка и защите беженцев.

От полиции губернским руководством требовалось адекватные действия в борьбе с правонарушителями: не исполнявшими законных распоряжений власти; об ослушании полицейского; об оскорблении его; о распространении ложных слухов; о ссорах, драках, буйствах, кулачных боях; о самовольном оставлении места жительства. Лица, изобличенные в нарушении порядка, направлялись в тюрьмы на три месяца или подвергались штрафу в 300 рублей.

Особенностью периода войны для полиции была борьба с распространением ложных слухов. Одним из мотивов пропаганды являлось распространение вражды между конфессиями – православных христиан и ислама. В распоряжении МВД России от 30 октября высказывалось опасение, что оно будет использовано в России для экстремистских целей. Предлагалось установить наблюдение за турецкими эмиссарами в случае их вредительской деятельности. Принимать меры в предотвращении вредных слухов. В свою очередь, дублируя правительственное распоряжение уездным исправникам, губернатором отмечалась «необходимость установить самое тщательное наблюдение к нераспространению воззвания эмиссарами представителям ислама».

«Все для войны»! С этим лозунгом жили россияне, с этим лозунгом работала и полиция. В руководящих распоряжениях военного периода отмечалось, что полиция должна всемерно помогать правительственным и общественным учреждениям, работающим на оборону и снабжение предметами первой необходимости. Подчеркивалось, что «стоя на страже порядка полиция должна соблюдать законность, не допускать произвол и усмотрение. Те приемы полицейского управления, которые не основаны на законности, должны быть строго осуждены. Законность должна овладеть сознанием всех включительно полицейских чинов. Полиция обязана пресекать преступления решительными мерами. Это ее первейшая обязанность. Должны быть использованы силы полицейской стражи. Эти действия согласуются с прокуратурой. Нельзя с этим медлить, быть некомпетентным. Не превышать меры служебной юрисдикции. И в то же время не бездействовать», — отмечалось в руководящих документах по нижегородской полиции.

Это касалось всего спектра деятельности государства и общества: проведение мобилизационных мероприятий, материальной помощи фронту, борьбе с дезертирством и прочее. В борьбе с мошенничеством в мобилизационный период принимались меры не взирая на лица, их общественный и правовой статус. Так, был отстранен от должности нижегородского полицмейстера и отправлен в нижегородскую первую тюрьму подполковник А.Л. Комендантов 19 января 1915 года. А 28 января 1915 года по сообщению прокурора нижегородского окружного суда «О неправильных действиях по службе нижегородского полицмейстера подполковника Комендантова». Рассмотрев обстоятельства этого события губернское правление отмечает: 1) что Комендантов по предварительному сговору с запасным чином потомственным гражданином города Нижнего Новгорода Алексеем Фроловым из корыстных видов с целью освобождения его от призыва на действительную военную службу по мобилизации 1914 года издал задним числом уже после того, как в ночь 17 июля 1914 года была объявлена мобилизация, заведомо ложный приказ, о назначении 14 июля 1914 года Фролова конным стражником, то есть в преступлении по ст.13 и ст.362 Устава о наказаниях; 2) что подвергшийся преданию суду Комендантов по ст.13 и ст.362 Уложения о наказаниях, на основании ст.108 Устава уголовного судопроизводства, требуется производство предварительного следствия, а потому губернским правлением определено:

1) удалить, числящегося по армейской пехоте подполковника Комендантова от занимаемой должности нижегородского полицмейстера на основании ст. 1100 в сношениях с военными начальниками на время следствия; 2) с препровождением копии настоящего журнала просить прокурора окружного суда о распоряжении производства по настоящему делу предварительного следствия; 3) на основании ст. 604 т. III Свода законов просить нижегородскую казенную палату сделать распоряжение о выдаче по должности содержания».

Состоялся суд и Комендантов был вынужден отбывать наказание в первой нижегородской тюрьме. Это обстоятельство послужило примером ответственности от фальсификации должностными лицами положений о призыве на военную службу.

Подобное А.Л.Комендантову преступление было совершено брандмейстером ярмарочной команды Владимиром Сироткиным. Только за 1915 год под судом было три классных чина нижегородской полиции, в том числе пристав Макарьевской части А.К.Солтруков и его помощник К.Ф. де Бур (ст.338 Уложения о наказаниях), превышение властных полномочий. Нижних чинов наказано десять человек, из них три по ст.351 Уложения о наказаниях (противоправные поступки), семь человек по ст. 446 Уложения о наказаниях за преступления по полиции.

Полицией проводилась большая мобилизационная работа. Так, государством за деятельность по военно-мобилизационной работе отмечены: орденом Владимира IУ степени награжден лукояновский исправник Федор Велтистов, а его земляк, предводитель дворянства Александр Гостенин, награжден орденом Анны III степени. Нижегородская полиция в период войны принимала непосредственное участие в поддержании общественного порядка на мобилизационных пунктах губернского центра, в уездах.

За годы войны было много случаев дезертирства из армии. Нижегородским полицейским приходилось принимать самые непосредственные меры, часто рискуя собственной жизнью. Так, в распоряжении по губернскому правлению получили заслуженные награды полицейские стражники Семеновского уезда Иван Алексеенко и Егор Виноградов. Рискуя жизнью, также задержал дезертира пристав первого стана Горбатовского уезда Василий Козлов. И таких представлений полицмейстера на отличившихся сотрудников полиции губернатору было много. Также сотрудники полиции принимали участие по охране почтовых грузов в пути следования, охране нижегородской ярмарки проводимой, как обычно, в июле-начале сентября, других мероприятиях.

* Служащие паспортного стола. АрхАДНО.

Полицейские участвовали в предупреждении народных волнений, которые были нередким явлением. Так, в мае 1915 года в Сормово возникли волнения в связи с нахождением на территории завода немцев – русских подданных. 27 мая 1915 года у административного здания Сормовского завода собралось более 12 тысяч рабочих, потребовавших в резкой форме удалить с завода лиц немецкой национальности. На почве волнений возникла реальная угроза человеческих жертв. К.И. Вуколов — исправник Балахнинского уезда — разумными доводами успокоил толпу.



* Балахнинский исправник Константин Вуколов.

7 июня 1915 года в селе Городец на сходе народа был также поднят подобный вопрос о нахождении лиц немецкой национальности. Была произведена попытка разгрома аптеки, некоторых торговых заведений названных выше лиц. К.И. Вуколов, организовав своих сторонников и подчиненных по службе полицейских, арестовал зачинщиков. После этого толпа разошлась.

Через год, 1-3 июня 1916 года, народные волнения на почве вздорожания цен произошли в городе Нижнем Новгороде, заречной его части, в Сормово, селе Бор, Семенове. В волнениях в отмеченных местах по отдельности принимало участие по несколько тысяч человек. Более 15 полицейских получили ранения различной степени тяжести, что отмечалось в рапорте вице-губернатора А.Н.Мандрыки министру внутренних дел.

Отмечая образцовое исполнение служебных обязанностей, невозможно не напомнить имя исправника Балахнинского уезда К.И.Вуколове. Его выделяло губернское руководство как лучшего по специальности, а министр внутренних дел А.Н.Хвостов персональной телеграммой предлагал ему должность чиновника по особым поручениям.

Одним из ключевых распоряжений в деятельности нижегородской полиции стала реализация Положения от 13 октября 1914 года «О торговле и потреблении крепких напитков», в народе прозванного «сухим» законом. На его основании воспрещалась продажа и потребление спиртного. Для его приобретения было необходимо разрешение губернского правления, а в уездах – решение исправника. В самое ближайшее время в дополнение к документу была отмечена необходимость печати врача, констатирующего потребление алкоголя в медицинских целях. Вполне понятно, что не забыты были и функции полиции.

Отмечалась результативность его исполнения. Так, еще в 1913 году в губернии зарегистрировано 362 алкоголика, а в 1914 году — 168 человек, в 1915 – 29. Происходит реальное сокращение потребления алкоголя населением, падает смертность. Но на этой почве было много спекуляции, что регистрировалось полицией. В 1915 году отмечались отравления: денатурированным спиртом – 20 человек, одеколоном – 4 человека, метиловым спиртом – 3 человека. За первое полугодие 1916 года засвидетельствовано 4.800 рецептов нижегородцев. Рецепт предполагал 1 бутылку коньяка, хотя выписывалось чаще всего по 5 бутылок за подписью врача Медовщикова, представителя от медиков и старшего помощника полицмейстера штабс-капитана А.Н. Анисова.

За второе полугодие 1916 года подобные цифры только выросли. Как отмечал известный специалист в области уголовного права Е.Н.Тарновский, за период с 1911 по 1916 годы преступность увеличивалась и в связи с экономическими и социальными проблемами, по Нижегородской губернии это отмечалось в цифрах: в 1911 – 819; 1912 – 865; 1913 – 862; 1914 – 802; 1915 – 550; 1916 – 949 преступлений. Ученым подчеркивалось, что после принятия «сухого» закона преступность снизилась. Она снижалась полтора-два года. Однако с конца 1916 года преступность возрастает, это очевидно и по сельской местности: в 1911 – 78; в 1916 – 168 фактов преступлений.

Спекуляция алкоголем законодательством расценивалась как контрабанда. Однако к началу 1917 года вино находилось в открытой продаже. Так, в магазинах и лавках Макарьевской части вино продавалось в девятнадцати, а пиво – в четырех лавках объемом в 60 тыс. ведер.

Борьба со спекуляцией продовольствием, предметами первой необходимости было одной из важных задач полиции, уголовного сыска. В 1916 году эта проблема стала больной темой для государственных учреждений, МВД. Так, в распоряжении губернатора о 5 июня 1916 года по этому вопросу отмечались жесткие административные меры «вплоть до выселения из губернии».

Одним из основных направлений деятельности нижегородской полиции являлась борьба с преступностью и работа в ее составе сыскных отделений, имевших опыт работы по специализации более чем тридцать лет.

В Нижнем Новгороде было много мест для применения преступного ремесла: Всероссийская ярмарка, многочисленные рынки, такие как Балчуг, Нижневолжский базар (набережная Оки и Волги, Рождественская улица и Канавино с многочисленными приютами для нищих, сирот, домами призрения и богадельнями).

В воспоминаниях бывшего сотрудника нижегородского уголовного сыска Сергея Алексеевича Скворцова в этот период отмечалось: «Существует более десятка профессиональных групп только в районе Балчуга (вещевой рынок под Кремлем). Жертвы в основном крестьяне. Продавец и покупатель торгуются по «золотым» часам. Часы куплены, и покупатель начинает хвастать, как дешево он купил. Кто-то из крестьян на это клюет, уже вдвоем идут к продавцу. Продавцу нельзя упускать такого случая. Ежедневно на это клюет пять-шесть человек»21. Профессионал уголовного розыска отмечал, что очень сложно было осудить за такие виды мошенничества.

Специфика работы уголовного сыска связана с использованием негласных методов. Так, по данным нижегородских архивистов установлена личность одного из агентов нижегородского уголовного сыска — Михаила Германа (Гернигорн), а в уголовной среде – «Мишка Геманец». К 1914 году он имел за плечами четыре судимости и двадцать лет работы на нижегородский уголовный сыск, который оплачивал его деятельность.

К рассматриваемому периоду сформировался костяк сотрудников сыска, осуществлявших борьбу с преступностью как по губернскому центру, губернии и летом – на Нижегородскую ярмарку, где каждый сотрудник осуществлял наблюдение за определенным учреждением, в особенности на ярмарке: Церковные соборы, конно-спортивные мероприятия; Лубянский сад и театр; Самокаты и народные забавы; Цирк, театр; Главный торговый дом, почтово-телеграфная контора; Государственный банк, Волго-Камский банк, Азиатский торгово-промышленный банк. В свободное от проведения мероприятий по нижегородской ярмарке сотрудники уголовного сыска производили розыск в городе, на вокзалах, пристанях, гостиницах. Им поручалось производство дознания, дежурство при отделении.

Распоряжением по МВД России от 10 сентября 1914 года отмечалась необходимость тщательного подбора кандидатов на работу в уголовный сыск, «ибо его отсутствие приносит вред интересам сыска и правосудия». В 1915 году на должность заведующего отделением нижегородского уголовного сыска был назначен начальник Бердичевского уголовного сыска Киевской губернии Г.С.Левиков, сорока лет, из крестьян, с хорошей армейской выучкой. Под его руководством сотрудники нижегородского уголовного сыска: Г.Лазарев П.Куклев, Г.Костерин, П.Барановский, А.Гуляев, М.Киселев, В.Данилов, С.Лис, В.Печенов, В.Заргаров, успешно выполняли свои обязанности.




* Конно-полицейская стража. АрхАДНО.

К осени 1915 года в Нижегородской губернии все более ощущается присутствие голода. Спекуляция продовольствием происходит в массовых масштабах. Народ негодует. МВД вменило губернаторам организацию обеспечения городов и населенных пунктов предметами первой необходимости. Нижегородцы обратились к губернатору защитить их от высоких цен на керосин и дерево. Борьба с дороговизной отдана в компетенцию губернатора и полицмейстера не только по взвинчиванию цен на продукты первой необходимости, но и повседневного обихода.

Уголовный сыск особенно волновала борьба с азартными играми в карты, в «железку» Результатом проигрыша в эту игру была не только собственность граждан, но и человеческие жизни. В средствах массовой информации в середине лета 1916 года борьба с этим явлением поручалась уголовному сыску.

Исчезает из продажи золотая и серебряная монета, товары первой необходимости. Происходит скупка сахара, соли, спичек, мануфактуры. В условиях жесточайшего продовольственного кризиса осуществляется борьба со спекуляцией товарами повышенного спроса. По оперативным данным уголовного сыска на вокзале скрывается от учета и контроля большое количество мануфактуры.

Нижегородская полиция отмечала много мошенничеств кредитными билетами («кукольники»), оформлении документов торгово-промышленных учреждений при составлении договоров на получение имущества, реализацию продукции. Молодежь часто задерживалась полицией за азартные игры в карты, хулиганство.

Губернское руководство с волнением рассматривает ситуацию на перспективу осенне-зимнего периода 1916-1917 годов. На совещании по обеспечению продовольствием жителей Нижнего Новгорода и одиннадцати уездов губернии для стабильного обеспечения продовольствием просят в общей массе три млн. пудов муки. Что сделать в условиях массы проблем правительству России было невозможно.

Большую проблему для полиции представляли беженцы. Первые из них появились в Нижнем Новгороде, а затем и губернии в двадцатых числах июля 1915 года в связи с неудачами на северо-западном фронте, а затем и на юго-западном направлении. Их численность к началу 1916 года составила более 60 тысяч человек, только в одном Нижнем Новгороде – около двадцати тысяч. Так, из Риги произошла эвакуация имущества и рабочих заводов: «Фельзер», «Этна», Русско-Балтийского завода. Эвакуирован ряд производственных комплексов, учреждений, учебных заведений из Варшавы.

Распоряжением от 20 сентября 1915 года МВД России «О местонахождении учреждений и чинов МВД, эвакуированных в связи с военными обстоятельствами, вошедших в район боевых действий и им прилегающих» предложено поставить на учет сотрудников, работавших в этой системе и по мере возможности дать им работу в Нижегородской губернии. К ноябрю 1915 года поставленные на учет 51 сотрудник МВД получили работу по прежней специальности в губернии. И в дальнейшем правительством выделялись средства в кредит для трудоустройства эвакуированных.

Нижегородскому полицмейстеру Л.Г.Цицерошину к концу 1916 года было вменено в обязанность подготовка ежедневного отчета губернатору по состоянию общественного порядка, борьбе со спекуляцией, по текущим проблемам борьбы с преступностью. Отдельный вопрос нашей темы – деятельность нижегородской полиции в районах, освобожденных от неприятеля с целью содействия действующей армии.

Падение монархии привело к ликвидации полиции в марте 1917 года. Губернским комиссаром 11 марта объявлено об упразднении всех полицейских должностей. На охране правопорядка это сказалось самым пагубным образом.

Александр Беляков.

Читайте в ближайшее время: статья вторая — Нижегородская полиция охраняет порядок на освобожденной территории; статья третья — После монархии: правопорядок при Временном правительстве и большевиках.
Tags: ПМВ, ТОГДА И НЫНЕ, простые Герои
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments