Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Categories:

Первая мировая : Нижегородский край и нижегородцы. Часть пятая

ИСТОЧНИК

Мы завершаем исследование нижегородского историка А.В. Белякова о деятельности органов полиции Нижегородской губернии в Первую мировую войну. Первая из цикла статей была посвящена службе чинов полиции в губернском городе и уездах в период 1914-1917 гг. http://nizkray.ru/2013/09/17, вторая — командировкам полицейских в Галицийское генерал-губернаторство http://nizkray.ru/2013/09/28

Падение монархии привело к ликвидации полиции в марте 1917 года. Губернским комиссаром 11 марта объявлено об упразднении всех полицейских должностей. Без работы осталось более 1,5 тысячи служащих полиции. Однако двадцать второго марта была организована временная милиция «не стесненная законами, относившимися к бывшей полиции».



* Чины полиции военного времени. Сидят слева направо: 2 — нач. сыскного отделения Георгий Левиков, 3 — пом. полицмейстера Николай Высоковский, 5 — губернатор Алексей Гирс, 6 — полицмейстер Александр Богородский. Для увеличения кликнуть.

Совершенно невозможно знать точное число сотрудников бывшей полиции перешедших во вновь организованную милицию, кто отправлен в отставку, кто на службу в армию. Представляется, что четвертая часть бывших полицейских (около 400 человек) были мобилизованы на фронт (Южный, Юго-западный, Северо-западный). Военные действия с участием нижегородских полицейских продолжались еще не менее года после падения монархии в России.

Особенно беспокоила преступность. Для борьбы с ней на совещании пятнадцатого апреля 1917 года комендантом города признано создать штатные должности сотрудников уголовного сыска. Начальник охраны города полковник Евгений Федорович Степанов ходатайствует перед губернским комиссаром В.И. Сибиряковым не только об оставлении уголовной милиции (кстати, не предусмотренной в упомянутом законе о милиции), под руководством бывшего заведующего нижегородским уголовным сыском Г.С.Левикова, но и о штабс-капитане, бывшем старшем помощнике нижегородского полицмейстера А.Н.Анисове, который, как и большинство его сослуживцев, написал рапорт о направлении в ряды действующей армии. Вопрос с оставлением на службе в милиции Г.С. Левикова и А.Н.Анисова был решен положительно.



*Александр Николаевич Анисов.

На следующий день Г.С.Левиков прибыл с рапортом, в котором содержалось следующее: «Вследствие обязательного производства дознаний по преступлениям и спекуляции я пригласил на службу семь бывших чинов полиции. Отмечаю, что ежедневно в среднем в городе совершается более пятнадцати преступлений. Среди них бывают убийства, грабежи, очень крупные кражи. Розыском занимаются только восемь человек, другие имеют иные функции. В законе «О милиции» сыскные отделения не предусмотрены. Могут ли служить чины бывшей полиции, имеются ли правовые основания для уголовной полиции?» — спрашивал Г.С.Левиков. Данные в рапорте аргументы Г.С. Левикова убедили руководителей губернской и городской администрации: губернского комиссара и руководителя комитета охраны губернского центра. Вскоре был утвержден временный штат уголовной милиции из двадцати одного человека.

Преступники действовали дерзко, нагло. Так, известный населению города Нижнего Новгорода в дореволюционный период вор Анисим Алушкин, отпущенный на свободу из первой нижегородской тюрьмы (в народе таких людей называли «птенцами Керенского»), был задержан сотрудниками нижегородского уголовного сыска в октябре 1917 года при ограблении дома одного из богатейших людей города — Разживина. На имя губернского комиссара В.И.Сибирякова он дерзко писал: «Поскольку люди не имеют ничего, даже мало-мальского пальто, то я решил взять у того, кто много имеет и поделить между сирыми людьми-братьями, хотя я понимал, что инициатива будет наказуема, так как следовало бы обратиться к Керенскому…Паркет не испачкал, а только поужинал». Ужин обошелся ему двухмесячным заключением.

Основная масса милиционеров и руководителей уездных милицейских управлений, получивших свои должности на всенародном голосовании, были военнослужащими действительной военной службы, ветераны первой мировой войны, — и смотрели на свою работу в милиции как на временное явление. Удерживало военнослужащих в рядах милиции и отсрочка от призыва в действующую армию.

К июню был сформирован штат милиции, состоящий из начальника милиции, его помощников, участковых начальников милиции, а так же старших и младших милиционеров. Со второй половины апреля губернский и уездные исполнительные комитеты поняв, что без старых специалистов не решить успешно вопросы охраны общественного порядка стали приглашать на службу в милицию бывших полицейских служащих, которые имели весьма ценный опыт правоохранительной деятельности. В большинстве уездов, помимо Балахнинского уезда, где рабочие Сормовского завода заняли руководящие посты по вопросам охраны общественного порядка и безопасности, на службу в милицию приглашались бывшие земские начальники, полицейские исправники, помощники приставов.

Исполнительный комитет после отстранения представителей старой администрации отправил руководителей губернской полиции под арест. Предполагалось представить обвинения и препроводить их председателю Нижегородского окружного суда, для возбуждения уголовных дел. В случае же, если обвинений нет, то губернский комиссар предлагал освобождать из-под стражи бывших должностных лиц полиции».

Комитет рассматривал в основном дела бывших полицейских чиновников высшего звена. Ведь они, по мнению комитета, представляли угрозу для «нового строя», несмотря на желание руководства комитета подвергнуть аресту представителей полицейских властей, на заседаниях принимались решения об освобождении полицейских чиновников. На имя исполнительного комитета поступало огромное количество писем от служащих бывшей полиции, просящих, как принять на работу в милицию, так и восстановить честь и достоинство.

Вместе с тем, в отчетах губернского комиссара министру внутренних дел отмечалось о том, что «милиция, в виду своей неподготовленности бессильна бороться с преступниками». Результативность ее работы за 1917 год была крайне низка. Только в губернском центре милицией было зарегистрировано 2243 преступления, раскрыто лишь триста девяносто восемь. Всего семнадцать процентов от всей численности преступлений!

Милиция в период Брестского мира

Постановление НКВД РСФСР «О рабочей милиции» создало правовую основу для организации милиции, находящейся в ведении Советов рабочих и солдатских депутатов в последующий период укрепления советской власти на местах. Однако до конца февраля 1918 года охрану порядка реально осуществляла действующая на профессиональной основе милиция, а не рабочая милиция Советов. Но она работала без прочного контакта с органами власти, а потому ее действия не находили поддержки у руководства. Служащие нижегородской милиции, объединенные в профессиональный союз работников милиции и руководимые служебным комитетом, далеко не сразу наладили контакты с новой властью. Еще тридцатого декабря 1917 года состоялось заседание этого комитета, принявшее принципиальный вопрос о продолжении служебной деятельности под управлением городского Совета. Выведенные за штат сотрудники милиции просили содействия в их утверждении, так как они лояльно относятся к новой власти. В феврале 1918 года городская милиция Нижнего Новгорода оформила свои отношения с городским Советом и стала выполнять его распоряжения. Общее собрание союза служащих нижегородской милиции одобрило наметившийся контакт с нижегородским Советом.

Советской властью руководство нижегородской городской милицией в начале 1918 года было возложено на А.Н.Анисова. Примечательны первые документы нового руководства городской милицией. Одно из распоряжений получило название «Основные требования к сотруднику милиции» (опубликован в газете «Нижегородский листок»). В нем содержался перечень требований профессиональной этики и служебного этикета: -​ честность и трезвость поведения; -​ дисциплина, основанная на разумном усвоении закона и обыденного культурного обращения; -​ всегда быть на посту; -​ спокойствие и выдержка;-​ вежливые и толковые ответы на вопрос; -​ уверенные и настойчивые требования в случае нарушения порядка кем – либо.

Второй документ получил наименование «О вежливом и внимательном обращении с гражданами». Новой власти был необходим опыт и знания старых специалистов. Начальник городской милиции А.Н.Анисов, его помощник М.Х.Акопов, начальники районных отделений: А.А.Эльтеков, К.И.Тельнов, М.В.Малинин, С.К.Шабловский, А.Д.Долгов бывшие полицейские, принимали активные меры. Работа милиции города Нижнего Новгорода постепенно налаживалась.

Непросто происходила организация профессионального органа охраны общественного порядка в двух наиболее крупных после Нижнего Новгорода населенных пунктах, городах Балахне и Арзамасе. Так, решением съезда советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Балахнинского уезда от тридцать первого декабря 1917 года утверждалась должность начальника охраны уездного центра. Им стал начальник Красной гвардии города Балахны Константин Михайлович Горлевский. Начальником милиции Балахнинского уезда был утвержден Павел Сергеевич Мочалов, известный как руководитель сормовской рабочей милиции в 1905 году.

Двадцать пятого апреля 1918 года состоялся съезд сельских, волостных и деревенских представителей Арзамасского уезда, на котором было объявлено о формировании милиции на профессиональной основе. Начальником милиции был назначен Михаил Павлович Чулошников, двадцати пяти лет, участник первой мировой войны, по образованию юрист. До назначения на эту должность работал помощником нотариуса, помощником начальника уездной милиции, сочувствующий партии большевиков. Милицейские участки возглавили: И.А.Бебешин, Г.Т.Буглов, Н.И.Радзиков, И.А.Титов, В.Е.Морозов, бывшие военнослужащие.

К лету 1918 года стала очевидной мысль о создании советской милиции на профессиональной основе. Сотрудники бывшей полиции теперь уже реально вытесняются из состава этого органа. Большой общественный резонанс вызвали судебные процессы, произведенные в Нижегородском губернском трибунале, действовавшем в тесном контакте с нижегородской губернской чрезвычайной комиссией по делу бывших полицейских, находящихся на службе в советских организациях.

В деле о нижегородских полицейских было три периода следственных действий: весна 1917 года (отмечено выше — Авт.), второй – с 5 сентября 1918 года и третий — с конца 1918 — начала 1919 года. Второй период связан с раскрытием мятежа в Нижнем Новгороде и арестом более 700 предполагаемых его участников, 41 из которых НижгубЧК был расстрелян, много задержанных оказалось в Арзамасе, Павлове, Богородске и других уездных городах. В своем большинстве были расстреляны бывшие военнослужащие. Можно отметить, что производимые расстрелы в губернии были в Советской России первыми массовыми расстрелами, произведенными известной впоследствии ВЧК по борьбе с контрреволюцией, преступлениями по должности, саботажем. Среди задержанных было несколько десятков сотрудников управления нижегородской городской милиции, служивших ранее в царской полиции.

В исправтруддом №2 (новая, с 1913 года, тюрьма по Арзамасскому тракту) в конце 1918-начале девятнадцатого года отправлено более двадцати бывших сотрудников нижегородской полиции, таких как: Антипин П.Н., Бандов В.Д., Викулов И.Н., Добротворский С.А., Жданов В.Ф., Кузнецов И.И., Ласточкин А.А., Петропавловский Д.И., Радостин В.Р., Синяткин А.В., Фадеев И.В., Федотов И.Д., Шилов М.Е, Юданов М.Ю. и других. Так, в деле Д.И. Петропавловского коллегия Нижгубчека рекомендовала НГРТ «бывшего помощника исправника Балахнинского уезда считать заложником на все время гражданской войны с содержанием в тюрьме». По амнистии 7 ноября 1918 и 15 марта 1919 года Советское правительство выпустило большинство нижних чинов полиции, находящихся в местах изоляции. Заложниками остались «на время гражданской войны» средний и старший состав нижегородской полиции.

Привлекались к ответственности сотрудники пенитенциарных учреждений: священнослужитель первой нижегородской тюрьмы А.А. Нечаев, надзиратели З.П. Зимянин, И.Н. Симанин, В.А.Ильин, В.В.Овсянников. За саботаж обвинен бывший член Нижегородского окружного суда Е.Н.Швырин. Более года без работы в соответствии с декретом №1 «О суде» находились его сослуживцы, а это не менее двухсот человек. Нижегородским губернским трибуналом рассматривались дела и выносились постановления по сотрудникам судебных, полицейских, пенитенциарных органов в последующий период. Так печально заканчивается история нижегородской полиции и получает свое юридическое закрепление институт советской милиции, получивший свое правовое основание в декрете от 2 апреля 1919 года «О советской милиции».

Послесловие

В завершении нашего повествования об участии 1,5 тысячного состава нижегородской полиции в годы Первой мировой войны, а также специализированных родов полиции (общим числом около двух тысяч человек) можно найти аналогию в истории — ретроспективе (участии полиции в войне 1812 года, Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., служебных командировках на Северный Кавказ и т.п.).

За достаточно короткий период войны 1812 года Нижегородская губерния под натиском беженцев и направленных сюда военнопленных испытала колоссальную нагрузку. Подобную нагрузку испытала Ярославская губерния. Известный историк МВД Н.Варадинов писал в ХIХ веке, что «в 1813 году Нижегородская губерния лидировала в стране по числу совершенных преступлений». На долю нижегородской полиции пришлась большая работа по раскрытию преступлений, борьба со спекуляцией, мошенничеством, размещению беженцев и военнопленных, а также прочая работа по ликвидации социальных последствий войны; — деятельность горьковской милиции в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов во многом идентична деятельности нижегородской полиции в рассматриваемый период. Тыл и фронт, деятельность в чрезвычайных условиях военной опасности, борьба с распространением ложных слухов, колоссальная миграция, борьба со спекуляцией, выполнение специальных задач в районах прифронтового тыла; — в современный период сотрудниками МВД, нижегородской полицией выполняются специальные задачи по охране общественного порядка в горячих точках страны. Десятки сотрудников нижегородской полиции погибли, поддерживая общественный порядок и законность на территории России.

Таким образом, деятельность нижегородской полиции в годы Первой мировой войны можно рассматривать как составную часть истории страны, органов внутренних дел России, истории нижегородской полиции.

Александр Беляков.

Фото А.Н. Анисова предоставлено историком нижегородской милиции О.А. Сусловым.
Tags: welcome, ПМВ, ТОГДА И НЫНЕ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments