Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Categories:

Летать просто. Надо просто прыгнуть на землю и промахнуться.

Харитон Славороссов

Крестьянскому сыну Харитону Никаноровичу Семененко было суждено стать искусным авиатором, встав в один ряд с Нестеровым, Ефимовым и Уточкиным. В Великую войну 1914 года Семененко, более известный под именем Славороссов, вступил добровольцем в союзную французскую армию и был зачислен в 1-й авиационный полк, награжден двумя французскими орденами. С 1915 года – в составе Российской императорской армии. О судьбе русского аса рассказывает Вячеслав Панкратов.






Теплый день уже клонился к вечеру, когда Нестеров сел в свой «Ньюпор», привязался к сиденью, опробовал мотор и пошел на взлет. Когда самолет поднялся на километр от земли, пилот закрыл бензин и направил машину в пике. Потом, набрав скорость, включил мотор и повел самолет вверх, положил его «на спину». Затем — опять вниз. И, наконец, снова — в горизонтальный полет. Самолет описал в воздухе круг, петлю. Все это заняло не более десяти секунд. Нестеров выровнял машину и красивой змейкой спланировал на аэродром, к ангарам. Все, кто находился в ту минуту на аэродроме, с волнением и замиранием духа следили за этим необычным полетом, а потом бросились к Нестерову: поздравления, объятия, восторженные возгласы. Здесь же, на аэродроме под Киевом, летчики написали телеграмму в Петербурге, сообщая о первой в истории авиации «мертвой петле», выполненной поручиком Нестеровым. Говорили, что в столице к затее Нестерова отнеслись неодобрительно. Один генерал даже заявил: «Мне лично кажется справедливым, если Нестерова, поблагодарив за смелость, посадят на 30 суток ареста».

Фильм о земляке

30 ноября 1913 года в России состоялась премьера монтажного фильма «Полет поручика П. Н. Нестерова». Лента, как указывает знаток истории кино В. Вишневский (книга «Документальные фильмы в дореволюционной России. 1907 — 1916») была создана секцией гигиены воспитания и образования при Нижегородском отделе Общества охранения народного здравия. Секция славилась тем, что организовала в Нижнем Новгороде цикл научно-популярных программ, где наряду с лекциями демонстрировались документальные фильмы на разные темы. Идея приобщить кино к научно-просветительской деятельности принадлежала председателю секции, доктору медицины Николаю Грацианову, уроженцу села Выездная Слобода.

То, что именно нижегородцы, взялись за создание фильма, не случайно. Петр Николаевич Нестеров родился в Нижнем Новгороде в семье офицера-воспитателя Кадетского корпуса. Успешно окончив Михайловское артиллерийское училище, он служил
во Владивостоке. Увлекшись авиацией, Нестеров в 1911 году добивается зачисления в Гатчинскую воздухоплавательную школу и по завершении обучения в мае 1913 года получает назначение в 11-й корпусный авиаотряд и вскоре становится командиром отряда.

Разумеется, когда Нестеров осуществлял в первый раз «мертвую петлю», кинооператоров на летном поле не было, и его подвиг документально зафиксирован не был. Но то, что фильм был посвящен этому событию, вне всякого сомнения. На это указывает даже тот факт, что фильм монтажный, то есть «сделан» из разных лент: к выходу его на экран слава о поручике Нестерове уже гремела вовсю по всей России и в Европе. К глубокому сожалению, в киноархиве фильм «Полет поручика П. Н. Нестерова» обнаружить не удалось.

«Цирковой аттракцион»

Из Вены в Киев пришла телеграмма: «Милостивый государь, господин Нестеров! Из газет я знаю, что Вы первый авиатор, который сделал петлю в воздухе. Ввиду большого интереса к полетам такого рода я хотел бы знать, не найдете ли Вы возможным совершить совместно со мной несколько публичных полетов такого рода в столицах Европы. Аппарат типа авиатора Пегу будет к Вашим услугам. Ввиду интереса можно будет заработать приличные деньги в короткое время. Убедительно прошу на письмо ответить телеграммой по адресу: Вена, до востребования. Готовый к услугам авиатор X. Славороссов».

Эту телеграмму Харитон Славороссов направил сразу же после того, как оправился от страшной авиакатастрофы, провалявшись в госпитале полгода. Наверняка Петр Николаевич был наслышан о нем: имя бесстрашного русского авиатора, установившего несколько рекордов, в то время уже гремело в Европе.

Все знают имя Валерия Чкалова, пролетевшего в 1924 году под Троицким мостом в Ленинграде. Однако первым такой трюк, как казалось безрассудный, совершил другой русский пилот – Харитон Славороссов. Произошло это в 1912 году в местечке Мокотово, что под Варшавой. На глазах изумленной публики, он на компактном маленьком аэроплане «Блерио» вдруг стал быстро снижаться и, к всеобщему восторгу, пролетел под мостом через реку Вислу. Как и в случае с Нестеровым поступок Славороссова начальство расценило как «цирковой аттракцион», за что он заплатил приличный штраф. Встрече Петра Николаевича и Харитона Никаноровича не суждено было случиться. Но Славороссов все же задуманное осуществил: он стал пятым летчиком, выполнившим «мертвую петлю».

Вместе с Уточкиным

В начале XX века в Одессе лучшими велосипедистами считались Михаил Ефимов и Сергей Уточкин. Вскоре к ним присоединился Харитон Семененко, работавший слесарем в мастерской по ремонту велосипедов и собиравший из хлама себе велосипед. Он участвует вместе с ними в состязаниях, и тоже становится одесской знаменитостью. Вот тогда-то он и взял себе псевдоним Славороссов, что означало «Слава России», который станет его фамилией. Позднее Ефимов и Уточкин увлекутся мотоспортом и самолетами. Михаил первым из русских авиаторов поднимется в воздух на аэроплане, Сергей – вторым. «Заболеет» – на всю жизнь — авиацией и Харитон.

Когда началась Первая мировая война, Славороссов, находившийся вдали от родины, добровольцем вступает во Французскую армию. Вскоре он совершает геройский поступок. Случилось так, что французский военный летчик и сенатор Реймон был ранен в воздушном бою и вынужден был сеть на фронтовой нейтральной полосе. Увидевший это, Славороссов приземлился рядом с аппаратом Реймона, вытащил его и перенес в свой самолёт, а затем под обстрелом врага взмыл в небо. Французское командование наградило бесстрашного русского летчика Хритона Славороссова высшей боевой наградой — ордена «Военная медаль». Отличится он и при битве при Вердене, за что получит орден «Военный крест».

Поцелуй в воздухе

У каждого человека есть одна книга — это книга судьбы. И нам не дано предугадать, как сложится наша жизнь, какие повороты в судьбе, удары и потрясения уготованы нам свыше. А сюрпризы ожидают нас на протяжении всей жизни. Таким сюрпризом для Харитона Славороссова стала встреча с вчерашней гимназисткой Таней Грациановой, племянницей нижегородского доктора Николая Александровича Грацианова. Случилось это уже после войны в Царском Селе. Юная, с длинной косой, немного кокетливая барышня не могла не привлечь внимание летчика, он стал все чаще захаживать к Грациановым. Однажды она попросила его покатать ее на самолете. Когда в полете Славороссов, повернувшись к девушке, спросил, как ее самочувствие, она, не расслышав вопроса, наклонилась вперед, а самолет качнуло, он ткнулся губами в ее щеку. Таня обомлела от счастья. А летчик смутился. Потом они гуляли по городу. В тот вечер Таня призналась Харитону в любви. Вскоре они поженились.

Преданность авиации

После Октября 1917 года Славороссовы перебрались в Томск к отцу Татьяны, известному врачу и общественному деятелю Сибири Александру Грацианову ( в 1918-1919 гг. состоял товарищем министра МВД в правительстве А.В. Колчака. — Ред.). Харитон поступает в Томский технологический институт, его соседом по парте оказался Николай Камов, будущий создатель вертолетов, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда. Свое образование Славроссов продолжит в Москве в Академии Красного Воздушного флота (академия им. Жуковского и по окончании получит диплом № 17 военного инженера-механика воздушного флота. Его сокурсниками были Михаил Тихонравов, создатель ракет и космических кораблей, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии; Борис Горощенко - советский ученый в области аэродинамики, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, генерал-майор инженерной авиационной службы, доктор технических наук; Владимир Пышнов - специалист по аэродинамике самолета, генерал-лейтенант инженерно-технической службы, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, профессор.

После академии Харитон Никанорович работает в гражданской авиации, занимается изысканиями новых линий для гражданских самолетов, строительством аэродромов. В 1925 году под его руководством был разработан маршрут «Великого перелета»: Москва – Монголия – Пекин – Токио, одним из участников которого был летчик Михаил Громов. По мнению специалистов, маршрут пролегал над Арзамасом. Главный инженер Авиационного завода и преподаватель Московского высшего технического училища имени Н. Баумана и только что созданного Московского авиационного института имени С. Орджоникидзе… Приходится только удивляться, как его хватало на все.

Татьяна Александровна Славороссова вспоминала: «Никогда мы не жили так интересно и весело, как в те годы. У Харитона Никаноровича был приятель Этьен Лакост, коммунист, эмигрировавший из Франции. Мы дважды в месяц собирали у нас друзей-политэмигрантов на вечера, назвав их «Вуа лякте» — «Млечный Путь». Читали стихи и прозу, пели «Марсельезу» под аккомпанемент Харитона. Итальянская супружеская пара играла на губной гармонике, потом все вместе хором пели «Стеньку Разина». Слова песни перевел на французский все тот же Этьен. Иногда бывала Анна Александровна Луначарская». Дружны были Словороссовы и с Маяковским.

Последний полет

В декабре 1930 года Славороссова арестовали по доносу одного инженера. Тогда по стране прокатился широкий вал арестов беспартийных инженеров и специалистов старой школы. Его обвинили в шпионаже в пользу французской разведки. Ну как же, служил во французской авиации, награжден двумя французскими орденами, знаком со многими французских авиаторов лично. Как такому человеку не быть шпионом? Возможно, какую-то сыграло роль и то, что он приходился зятем А. А. Грацианову, входившему в состав правительства Колчака. Приговор – 10 лет лагерей. Тогда же арестовали, а потом сослали в Сибирь и Татьяну Александровну Славороссову.

Одно время Харитон Никанорович работал в «шарашке» — конструкторском бюро. Как рассказывал его сын Алексей, однажды кто-то предложил Славороссову сесть на У-2: «Для него это было высшее счастье, он написал мне, страшно гордился, что через столько лет не разучился летать».

В 1941 году, когда кончался срок наказания, семье пришло какое-то невразумительное извещение: умер по состоянию здоровья. Но есть и другая версия: в августе 1941-го Славороссов — по секретному распоряжению из Москвы — был расстрелян вместе с большой группой других заключенных… Прадед и дед Татьяны Славороссовой были псаломщиками Смоленской церкви, что в Выездном. Они и предполагать не могли, что Небесам будет угодно, чтобы судьба их внучки сложится таким образом, что она станет женой прославленного русского летчика. Но так изначально было записано в книге судьбы каждого из героев этого очерка, которых невидимыми нитями связал город Арзамас.

Вячеслав Панкратов.
Tags: ПМВ, ТОГДА И НЫНЕ, простые Герои
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments