Коллекционер баянов (altyn73) wrote,
Коллекционер баянов
altyn73

Грузинский сценарий для Украины вполне реален. Точнее , к сожалению, уже реализуется.


у проходной разрушенного Херсонского машиностроительного завода.


отрывок из статьи в журнале "Огонек" летом 2013 г. "Все жили в страхе" Виктор Лошак беседует с главным прокурором Грузии Арчилом Кбилашвили

....
Давайте перейдем к недавнему прошлому. Еще во времена раннего Саакашвили меня волновал вопрос, как получается, что именно прокуратура стала едва ли не самым доходным ведомством Грузии? Неужели никто не видел, как людей арестовывают и без суда и следствия держат в тюрьмах, пока они не отдадут свои деньги или собственность? Вы сами разобрались в этом адском механизме?

— В первый день, когда я вошел сюда, устроил брифинг и обратился ко всем тем, кто думает, будто их права были ущемлены: пожалуйста, вы свободно можете обращаться к нам и мы займемся расследованием вашего дела. Несколько месяцев в канцелярию прокуратуры стояла очередь. За первые три месяца мы получили 20 тысяч жалоб. Чего там только не было! Пытки, отъем имущества, несправедливые приговоры... Я просто назову вам конкретную цифру, и вы поймете масштабы беззакония. За 8 лет граждане Грузии 9560 раз добровольно дарили свое недвижимое имущество государству. И это те случаи, которые официально зарегистрированы в публичном реестре ввиду того, что переход собственности на недвижимость так оформляется. Вдруг наших граждан массово осенило, что можно и нужно подарить государству свой земельный участок, свои дома! И к тому же во многих случаях эти решения к ним пришли после полуночи, а то и после двух часов ночи. Как-то удивительно нотариальные конторы были открыты, чтобы оформить эти договоры. В других случаях, когда члены семьи были арестованы, их родственникам по ночам приходило в голову, что можно и нужно подарить государству имущество. Представляете, это я говорю только насчет недвижимого имущества! А сколько тысяч случаев передачи движимого имущества: долей собственности, лицензий, денег... Боюсь, этого мы не пересчитаем.

В течение 8 лет мы все были этому свидетелями, это происходило именно вокруг нас, и мы все об этом знали, как будто и газеты кое о чем писали, но все это как-то огласки в нужной мере не приобрело. Все жили под страхом. Только с приходом новой власти, скажем, прокуратура занялась тем, что происходит в тюрьмах, кто и за что сидит.

Когда мы пришли во власть, в Грузии насчитывалось около 25 тысяч заключенных. Едва ли не самая высокая в Европе цифра из расчета на душу населения. Во время Шеварднадзе было около 6-7 тысяч, а тут стало 25! Мы начали расследование и допросили 2300 заключенных по всем 18 колониям и тюрьмам. Все они говорили, что подвергались нечеловеческому обращению, пыткам, оскорблениям... К сожалению, это была система. Система правления, характер которой был преступным.

— И все-таки, почему инструментом не только правового, но и финансового давления стала прокуратура?

— Почему это делалось руками прокуратуры? Я бы начал с того, что при Шеварднадзе, когда власть была безалаберна, криминал пытался управлять обществом, да и во власть проник. Разбой, избиения, похищения людей — это была обыкновенная практика. Состоятельная семья могла получить какие-то письма с требованиями уплатить столько-то, иначе будет плохо. Все это носило массовый характер. Люди устали от этого. Пришла новая власть, и, надо отдать ей должное, она вскоре эту негативную практику искоренила. Люди почувствовали защищенность, криминалитет оказался в тюрьме либо был вынужден оставить страну. Все это было приемлемо и для власти, и для населения. Власть укрепляла себя, и параллельной криминальной власти уже не существовало. Но потом все изменилось так, что уже власть сама стала управлять обществом по законам криминала. Правосудия просто не существовало, и, когда власть руками прокуратуры предъявляла кому-то обвинение и призывала человека на допрос, а потом оставляла в камере, он знал, что выхода оттуда нет, если он не заплатит какую-то большую сумму.

— По сути, они делали то, что делали рэкетиры.

— Абсолютно. Методы просто были изменены, и изъятие огромных сумм у населения произошло путем процессуальных соглашений. Так прокуратура стала оружием в руках власти, с помощью которого эти суммы были изъяты. Я вам скажу, что, допустим, за 2011 год путем процессуальных соглашений у людей было изъято около 108 млн лари, это около 75-80 млн долларов. Конечно, арестовывал суд, но он был абсолютно подвластен прокуратуре. Все ходатайства прокуратуры были удовлетворены судебными органами. Вот просто статистика: за 2010 год процент удовлетворенности требований прокуратуры составлял 99,99 процента. Так что надежды на то, что можно оправдаться, ни у кого не было, иллюзии даже на это не было. Это привело к девальвации всех судебных процессов и адвокатского института тоже. Вот вы представляете, что адвокат должен сделать все, чтобы защищать интересы своего клиента, должен найти доказательства, приобщить их к делу...
Tags: На границе тучи ходят хмуро..., Прогресс-Регресс, ТОГДА И НЫНЕ, грустное, немыслимое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments